После выхода из новогодних праздников, Украина оказалась на пороге очередного коррупционного скандала. Представители фракций Блока Петра Порошенко и “Народного фронта” синхронно выступили с неоднозначной законодательной инициативой. Если вчитаться в ее суть, она предлагает де-факто отменить уголовную ответственность по статье о незаконном обогащении. Это именно та статья, которая грозит многим (а точнее сказать – почти всем) лицам, которые заполняют электронные декларации.

Впрочем, как выяснила “Страна”, это всего лишь вершина айсберга. Чиновники и депутаты совместно с Генпрокуратурой разработали достаточно эффективную схему, чтобы в зародыше сделать себя неприкасаемыми по любым претензиям касательно деклараций.

“Нулевые декларации” для чиновников

С момента запуска системы электронного декларирования для чиновников власть имущие предпринимали уже несколько попыток нивелировать эти опасные для себя новшества.

Пробой пера стало обращение к идеям “попередников” времен Януковича. Напомним, что именно представители “Семьи” в свое время ратовали за внедрение системы всеобщего декларирования в Украине. После победы Евромайдана это ноу-хау под вывеской объявления “налоговой амнистии” и “нулевых деклараций” пыталось провести через зал парламента правительство Арсения Яценюка. Первый блин вышел комом.

Весной 2016 года состоялась вторая попытка ввести нулевые декларации. Впрочем, законопроект авторства Юрия Луценко и Александра Кирша нардепы сочли еще более сырым. После этого парламентарий от президентской фракции Николай Фролов зарегистрировал третий вариант, который предусматривал проведение специальной кампании по декларированию имущества, в ходе которой граждан хотели обязать предъявить не только недвижимость, транспорт и деньги на депозитах, но и хранящиеся в кубышках сбережения на черный день. И все, что было задекларировано, автоматически считалось “легализованным”.

На официальном уровне заявлялось, что такие меры позволят вывести из тени значительную часть экономики страны.

Однако западные партнеры Украины, которые проталкивали систему е-декларирования для чиновников, быстро раскусили этот маневр властей. Они недвусмысленно пригрозили, что в штыки будут принимать любые попытки с помощью “нулевых деклараций” провести амнистию теневых доходов.

В итоге попытка размыть идею электронного декларирования провалилась.

Провал миссии НАПК

С осени 2016 года заработал электронный реестр, куда на сегодняшний день внесено свыше 1,5 млн деклараций.

Новые требования к процедуре декларирования выявили сотни миллионеров (в том числе и долларовых), которые невесть каким образом сколотили свои капиталы за время нахождения на госслужбе. Огромные средства указывались как сбережения наличными. Их обладатели попытались вновь ввернуть в повестку дня идею нулевого декларирования.

Как писала “Страна”, застрельщиком кампании стал глава Радикальной партии Олег Ляшко. Его интерес в этой истории прослеживался более чем очевидно – Ляшко занял 15-е место в рейтинге кешевых миллионеров среди е-декларантов.

В конечном счете, предложение “радикала” сошло на нет. На официальном уровне было объявлено, что новоявленных Корейко вскоре приструнит Национальное агентство по предотвращению коррупции. Но это оказалось большим преувеличением.

Как показало время, в конечном счете Нацагентство превратилось в рассадник скандалов и внутренних дрязг.

Несмываемое пятно на репутации ведомства Натальи Корчак оставили скандалы конца прошлого года. Тогда вспыхнул так называемый #Соломатинагейт, в ходе которого были озвучены обвинения не только в сторону верухшки НАПК, но и в адрес Администрации президента. Банковую уличили в установлении тотального контроля за Нацагентством. Вскрылось, что сотрудники НАПК проверяли декларации выборочно (по наводке людей Порошенко), а итоговые вердикты своих решений предоставляли на утверждение “кураторам” из АП.

Из сигналов, которые посылают в Украину европейцы, следует: авторитет НАПК окончательно подорван. А сам этот орган считается в ЕС полностью управляемым и действующим в интересах коррумпированных украинских властей.

Игра в четыре руки

Между тем дела по незаконному обогащению начало массово возбуждать Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ). В сентябре 2017 года его директор Артем Сытник заявил, что расследуется уже 72 уголовных дела по этой статье после анализа электронных деклараций.

Лакмусовой бумажкой апробации механизмов ст. 368-2 УК Украины стало производство в отношении бывшего военного прокурора сил АТО Константина Кулика. Ему выпало стать пионером – Кулик это первый в Украине чиновник, дело о незаконном обогащении которого было передано в суд для рассмотрения по сути. Как выяснили в НАБУ, доходы прокурора за последние пять лет составили 1,6 млн грн. К тому же только за время своей службы в АТО он осуществил ряд дорогостоящих покупок на 3 млн грн.

В настоящее время в Голосеевском райсуде Киева дело Кулика движется черепашьими темпами. За год состоялось всего четыре заседания, а следующее запланировано на 12 февраля.

Впрочем, сам по себе факт того, что дело ушло в суд, давал понять, что таких историй может быть немало, и власти начали реализовывать хитрую схему.

Генпрокурор Юрий Луценко еще в начале ноября 2016 года заявил, что его ведомство начнет также активно проверять декларантов.

Уже тогда эксперты обращали внимание, что в ГПУ забирают хлеб НАБУ и пытаются вступить на неподследственную им территорию. Ведь профильные статьи 368-2 и 366-1 УК Украины – это вотчина Бюро. В прокуратуре из ситуации вышли тем образом, что трактовали “сомнительных декларантов” по ст.212 УК Украины – уклонение от уплаты налогов.

“Анализ будет состоять из нашего обращения в Государственную фискальную службу с требованием предоставить информацию об уплаченных или неуплаченных налогах”, – говорил генпрокурор. Параллельно Луценко анонсировал внесение представлений на снятие с нардепов неприкосновенности за умышленное уклонение от уплаты налогов.

Депутаты с налоговыми претензиями выходят “чистыми” из здания на Резницкой

Фамилии первых “жертв” были названы год назад –это были парламентарии Вячеслав Константиновский и Александр Супруненко. Впрочем, обещанные представления на них так и не появились в Раде.

Зато к весне последовала новая серия “налогового сериала”. Генпрокурор заявил, что на Резницкой по ст. 212 УК Украины имеют претензии к нардепам Геннадию Бобову и Андрею Лозовому. В незаконном обогащении подозревали, правда уже по линии НАБУ, и “фронтовика” Евгения Дейдея.

К тому моменту, как писала “Страна”, по прокурорской линии были заведены уголовные дела в отношении Олеся Довгого, Юрия Солода, Сергея Рыбалки, Борислава Розенблата, Виктора Романюка и Александра Горбунова. Свой вклад в, как казалось тогда, общее дело борьбы с незаконным обогащением внесло и НАБУ – в рамках расследования по факту недостоверного декларирования нардепа Дениса Дзензерского (который не отразил все финансовые обязательства, которые исчислялись, по разным оценкам, в 2 или 3 млрд грн) 11 июля 2017 года САП передала документы о лишении парламентария иммунитета.

Впрочем, дальше офиса Генпрокуратуры “налоговые представления” на него и прочих депутатов, в большинстве своем, не последовали. А единичные примеры того, как соответствующие вопросы выносились на голосование, синхронно “прокатывались” в зале.

Ближе к осени на Резницкой были заявлены поистине наполеоновские планы по продолжению “отработки депутатов”. Налоговые претензии нарисовались к Виталию Хомутыннику, а общий пул “жертв” составлял уже полсотни народных избранников. Имена отдельных из них мелькали в СМИ – это Игорь Мосийчук, Вячеслав Богуслаев, Станислав Березкин и уже повторно – “радикал” Лозовой и “фронтовик” Максим Поляков.

Однако никаких дальнейших шагов от Генпрокуратуры в отношении названных нардепов не последовало. В Центре противодействия коррупции допускали, что уголовные дела по фактам уклонения от уплаты налогов использовались властями для политического давления на влиятельных нардепов.

Эта версия была ведущей в экспертной среде вплоть до середины декабря. Но затем случилось событие, которое позволило вскрыть суть сценария, взятого на вооружение властью для “отбеливания” чиновников и депутатов.

Итак, 15 декабря сайт ГПУ рапортовал, что по итогам налогового аудита не было обнаружено фактов умышленного уклонения от уплаты налогов в действиях народных депутатов Владимира Бандурова, Станислава Березкина, Андрея Журжия, Олега Ляшко, Александра Урбанского и Виталия Хомутынника.

Ввиду этого уголовные производства в отношении этой шестерки парламентариев были закрыты.

Схема выдачи прокурорских индульгенций поставлена на поток

Как уже отмечалось выше, изначально претензии к этим парламентариям квалифицировались по ст. 212 УК Украины и расследовались ГПУ. В то же время свои виды на “шестерку нардепов”, как и их прочих коллег параллельно имели и в НАБУ. Однако им фактически вставили палки в колеса коллеги с Резницкой.

Вот как описывает схему по получению индульгенций от претензий Антикоррупционного бюро наш источник в силовых структурах.

“Сначала в ГПУ сами предлагают депутатам внести по ним в ЕРДР сведения по “налоговой” ст. 212. Якобы проводится расследование, в ходе которого должны назначаться экспертизы, но их выводы оговариваются заранее – будет выявлено отсутствие состава преступления. Так дела прекращаются, но это только первая часть дела. Второй акт: если затем “клиентом” начинает интересоваться НАБУ, то у него на руках уже есть постановление о закрытии дела Генпрокуратурой. Да, в Бюро эти декларационные вопросы проводят по ст. 366-1 или 368-2 УК Украины, но факты абсолютно идентичные и составы преступления – смежные. Поэтому после индульгенции Генпрокуратуры НАБУ будет уже крайне сложно доказать вину”, – говорит собеседник.

По его словам, “монетизация” данного рода услуг осуществляется не только в части нардепов. Массовым явлением стали факты того, как подобным образом в прокуратуре “отбеливают” чиновников Кабмина, Администрации президента, судей, а также прочих госслужащих категории “А”.

Непосредственно этой работой занимается отдел организации деятельности в сфере предотвращения и противодействия коррупции Генпрокуратуры.

Именно этот отдел через базы ГФС проверяет декларации нардепов на предмет выявления у них нарушений и незадекларированного имущества.

“Схема такая: истребуют из налоговой форму 1-ДФ, устанавливают сумму уплаченного НДФЛ субъектами и членами их семей и сопоставляют с легальными доходами. Например, за последние 10 лет кто-то получил 1 млн грн официальных доходов, а в электронной декларации у него значится 60 млн грн. Фискалы видят разницу и пишут – недоплачено 5 млн грн. Идет рапорт на возбуждение уголовного дела, и материалы расписывают на следствие. Но если вникнуть, сколько таких производств было открыто с ноября 2016 года и каков результат, то общество ахнет. Ряд громких дел были закрыты буквально на следующий день после внесения сведений в ЕРДР. Никто не заморачивается приданием даже антуража законности, главное – выдать на руки “клиенту” постановление о закрытии дела. После того как прокуратура потеряла функцию следствия, новые дела расследуются уже фискалами, но идут они все равно под четким прокурорским присмотром”, – резюмирует источник.

В Генеральной прокуратуре, а также в отделе организации деятельности в сфере предотвращения и противодействия коррупции ГПУ на момент выхода статьи нам не удалось получить комментарии по этому поводу.

Попытка окончательно закрыть вопрос с декларациями

В этой связи инициатива представителей правящей коалиции, о которой писалось в начале статьи, выглядит вполне логичным продолжением “отмывочной” схемы Генпрокуратуры.

Депутаты от “Народного фронта” Владислав Данилин и Александр Кирш, а также Геннадий Чекита и Андрей Шинькович из БПП зарегистрировали законопроект №7499, который предусматривает фактическую отмену уголовной ответственности для чиновников за незаконное обогащение.

Авторы инициативы под предлогом обеспечения презумпции невиновности хотят закрепить норму – привлечь потенциального коррупционера к ответственности можно будет только тогда, когда его имущество приобретено незаконно. В случае же если у чиновника имеется на руках соответствующий договор и подтверждающие сделку документы – ему ничто не грозит. Даже если стоимость этих покупок в десятки и сотни раз превосходит их официальные доходы за несколько лет.

Выступающие против принятия законопроекта №7499 активисты уже заявили – инициатива депутатов от власти фактически легализует сокрытие коррупционного имущества чиновников через оформление его на третьих лиц. И даже грозят массовыми протестами в случае, если скандальный документ будут выносить на голосование в зал.

Очевидно, что в парламенте отдают себе отчет в существующих рисках (связанных не столько с гневом активистов, сколько с ожидаемым неприятием новаций со стороны Запада). Но и соблазн велик.

Ведь если удастся “обнулить” статью 368-2 УК Украины, по которой НАБУ может привлекать к ответственности чиновников и депутатов, то остается лишь угроза уголовного преследования по налоговой 212-й статье.

Но по ней, как писалось выше, прокуратура всегда готова выдать индульгенцию в самые краткие сроки.

Источник: Страна