“Неформальный” разговор президента Владимира Зеленского с добровольцами во время визита главы государства в Золотое вызвал целую бурю дискуссий в обществе. В то время, как одни граждане порицали президента за употребление в беседе своеобразной лексики, другие отнеслись к этому вполне положительно, полагая, что “народный президент” и должен говорить на языке народа.

Истина, как обычно, лежит где-то посередине, пишет Сегодня. Политики – тоже люди, и ничто человеческое, включая ругательства, им не чуждо. Это доказано, в том числе, мировой практикой. Кроме того, к месту и ко времени высказанное крепкое словцо только добавляет политику популярности, утверждают ученые.

Как ругаются украинские президенты

Владимир Зеленский – далеко не первый украинский политик, которого поймали на использовании “недипломатического языка”. При этом нынешний президент употреблял всего лишь жаргонизмы, которые, по большому счету, и ругательством-то не являются. А вот его предшественники использовали обсценную лексику по полной.

Говорят, что ввернуть крепкое словцо в разговоре с собеседником умеет второй президент Украины Леонид Кучма. Правда, делал это президент в беседах с наиболее близким окружением, можно сказать, друзьями. А вот на публике Леонид Данилович никогда не позволял себе нецензурно выругаться. Хотя порой – когда президент распекал нерадивых чиновников – казалось, что он себя еле сдерживает.

Интеллигентный Виктор Ющенко, кажется, даже не подозревал о существовании “народных слов”. По крайней мере за его каденцию ругательств за ним не замечалось. Даже в ситуации, чем-то схожей с той, в которой пребывал Зеленский в Золотом, Ющенко умудрился позиционировать себя интеллигентно. Дело было сразу после выборов 2005 года. Новоизбранный президент прибыл в Донецк, где выступал перед местной элитой. Народный депутат Валентин Ландик имел неосторожность обратиться к недавнему коллеге по ВР, а ныне президенту Ющенко, на “ты” – так они общались еще недавно в парламенте. На что получил “жесткий” отпор: “Извини, а почему ты так себя ведешь? Привыкни, что перед тобой президент сидит, а не пастух гусей…”, – отметил Виктор Андреевич, видимо, пытаясь намекнуть, что он “не лох”, вообще-то. Самым же “жутким” ругательством в адрес оппонентов, которое автору этих строк доводилось слышать из уст Виктора Андреевича, было слово “свинья”.

Как ни удивительно, довольно сдержанно вел себя на публике и имевший два срока за плечами Виктор Янукович. Правда, поговаривают, за закрытыми дверями в разговоре с подчиненными эта сдержанность пропадала. Кроме того, по сети сих пор “гуляют” аудио, где беглый президент нецензурно выражается в адрес надоедливого пенсионера, требуя от охраны убрать его… подальше, и видео, в котором Янукович нецензурно ругается на подчиненных.

В критических ситуациях мог выругаться и Петр Порошенко. Впрочем, делал он это также не на публике, а в частных беседах. При желании в интернете можно найти аудиозаписи, в которых пятый президент, общаясь с подчиненными, не сдерживается и применяет несколько крепких слов.

Если же говорить о политических фигурах калибром поменьше, то “задокументированных” в интернете ругательств большей или меньшей “насыщенности”, звучавших из их уст, – хоть пруд пруди. Из “классических примеров” можно вспомнить хотя бы сцену во время записи предвыборного обращения Михаила Добкина и “голос за кадром” Геннадия Кернеса. Или пронзительный спич и.о. министра иностранных дел Андрея Дещицы у стен российского посольства в 2014 году.

Кстати, поговаривают, что декламирование знаменитой “кричалки” украинских футбольных фанатов, ставшей общенародным слоганом, в итоге стоило Дещице министерского кресла. По крайней мере, освобожден Дещица от должности был буквально через несколько дней после того, как спел под Посольством РФ в Киеве “Путин х…ло“. Хотя, в примеру, американские дипломаты (в том числе посол США в Украине Джеффри Пайетт, назвали поведение Дещицы в данном случае “умелым” и “профессиональным”.

Мировой опыт: “Fuck” как прилагательное, глагол и существительное”

Разумеется, украинские политики в контексте использования в своем лексиконе специфических слов нисколько не выбиваются из общемирового политического тренда. Более того, можно сказать, они даже несколько отстают от него – мир в последние годы видел политиков, ругающихся практически профессионально.

Ругались матом Джордж Буш-младший и его вице-президент Дик Чейни. “Он (Джордж Буш) использует слово “fuck” как прилагательное, глагол и существительное”, – цитировала американская пресса слова не назвавшегося советника президента. Ругался Буш, впрочем, в узком кругу. А вот Чейни в 2004 году угораздило вляпаться в самый настоящий скандал. Не сдержавшись в ходе дискуссии с сенатором-демократом Патриком Лихи, Чейни публично то ли отправил его по известному адресу, то ли предложил заняться самоудовлетворением. После чего демократы потребовали от вице-президента публичных извинений.

Барак Обама в одном из интервью прямо признавался, что, став президентом, почти не изменился, разве что стал больше ругаться матом. Кстати, как пишет американская пресса, один из случаев употребления Обамой крепких слов касался Украины. На закрытом совещании в Белом доме обсуждался вопрос внешней политики США, в том числе вопросы Украины и Сирии. Отвечая на критику своих решений по этим странам, Обама не сдержался…

Но, конечно, бывшие американские президенты в вопросе применения ругательств и в подметки не годятся президенту нынешнему. Стоит немного пролистать Твиттер Дональда Трампа, как сразу становится понятно, кто из американских президентов в этом деле чемпион. При этом ругательствами в соцсетях Трамп не ограничивается. “В одной только речи в пятницу он сумел ввернуть “ад”, “задницу” и пару раз “фигня”…В начале этого месяца в ходе всего одного митинга на Панама-Сити-Бич, штат Флорида, он выдал 10 “адов”, три “проклятья” и “дерьмо”. Аудитория, казалось, не возражала. Она приветствовала и кричала, и аплодировала”, – писали американские СМИ о Трампе.

Попадались на ругательствах и другие мировые лидеры. В частности, премьер Канады Джастин Трюдо в 2016 году в ходе острых дебатов в парламенте через зал резко попросил члена палаты общин Рут Броссо уйти с дороги. Разразился скандал, поскольку, во-первых, ранее за Трюдо особой грубости не замечалось, а во-вторых, Броссо – женщина, а потому грубость показалась общественности особо неприемлемой.

Впрочем, и западные и украинские политики (разве что за исключением Трампа) – начинающие “аматоры” на фоне итальянских “профессионалов”. Пожалуй, уже классическим примером крайне эффективного использования обсценной лексики в политике является триумф итальянской популистской партии “Движение “5 звезд”. Движение, позже превратившееся в партию, было создано в 2009 году популярным итальянским комиком и блогером (входил в топ-10 наиболее влиятельных блогеров мира) Беппе Грилло буквально на подмостках театра. И уже через четыре года на парламентских выборах 2013 года триумфально вошло в Палату депутатов и Сенат, взяв с первой попытки 25% голосов.

Секрет в значительной мере крылся в блогах Грилло, в которых комик матерился в адрес традиционных политиков, аки сапожник. Подкреплял эффект лидер “5 звезд” публичными выступлениями перед избирателями, которые часто проходили просто на базарных площадях и изобиловали базарной же лексикой. В итоге, пока рафинированная, воспитанная на римской классической литературе интеллигенция в ужасе наблюдала за происходящем, “плебс” воспринял “своего в доску” Грилло “на ура” и завел его партию в парламент, где она пребывает до сих пор, лишь улучшая с каждыми выборами свой результат.

Ученые: мат приближает политиков к людям

Успех “5 звезд” заставил науку более внимательно присмотреться к феномену. Так, в 2014 году итальянские ученые из Университета Модены и Реджо-Эмилии, политический психолог Николетта Кавацца и социальный психолог Маргарита Гидетти опубликовали в “Журнале языка и социальной психологии” научную работу под названием “Ругань в политическом дискурсе: почему пошлость работает”.

Для эксперимента ученые выбрали 110 человек (большинство – женщины, большинство – высокообразованные), которым в ходе исследования предложили изучить практически идентичные варианты “блога” “кандидата на местных выборах”. Разница была лишь в том, что в одном из вариантов “кандидат” критиковал проблему безработицы решительно, но интеллигентно. А вот во втором высказывал все, что думает о политике государства и работе политиков в данной сфере, теми же словами, которые каждый из нас обычно слышит от собеседников “на улицах и площадях”.

Результаты, как признали ученые, оказались двойственными. С одной стороны, независимо от образования и пола, электорат в целом положительно воспринял мат в блоге. Но только в том случае, если ему говорили, что кандидат-матрещинник – мужчина. Если же, по условиям, это была женщина, то отношение к ней лучше не становилось. Впрочем, не становилось оно и хуже.

“Несмотря на свои ограничения, наше исследование предполагает, что надлежащее использование нецензурных слов политиками на самом деле работает… неформальность приближает политиков к людям. Кроме того, положительный эффект ругательств, кажется, воспринимается всем электоратом. Так как этот эффект не меняется в зависимости от пола участников, образования, участия в политике и политических взглядов”, – отмечают ученые. Добавляя, что “ругательства не следует рассматривать только как выразительное поведение, поскольку они также выполняют стратегическую коммуникативную функцию”.

Однако, с другой стороны, авторам работы так и не удалось установить прямую зависимость между интенсивностью использования политиком мата и готовностью избирателя поддержать этого политика. Ученые с огорчением констатируют, что исследование было ограничено количеством и интенсивностью ругательных слов. “Необходимы дальнейшие исследования, чтобы проверить, будет ли еще более вульгарное общение вместо этого (увеличения, –авт) уменьшать эффективность сообщений (политиков, – авт.)”, – отмечают ученые.

То есть, если говорить по-простому, если ли предел эффективности мата в месседжах политиков, науке еще не известно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.