Правительство Нидерландов обратилось в Европейскую комиссию с просьбой приостановить безвизовый режим с Албанией, введенный в 2010 году, пишет ДС.

Обращение было предпринято по решению парламента королевства в связи с невозможностью обуздать албанскую этническую преступность. На принятие решения у Брюсселя есть месяц, за который Еврокомиссия должна изучить обращение, а также факты, на которых оно основано, а затем проинформировать о своих выводах Европарламент и Совет ЕС, которые, в свою очередь, проанализируют ситуацию и дадут свою оценку – в общем, инициирование процедуры приостановления безвиза – это надолго. Но проблема в другом.

До сих пор ЕС исправно расширялся по одной и той же схеме: безвиз, затем заявление на вступление, которое Албания должна подать в этом году, затем переходный период, и, наконец, собственно вступление в Союз. В Западной Европе – той, которая избежала советской оккупации,- все прошло гладко, в Восточной – не так гладко, но в целом терпимо, о развалины Югославии ЕС немного запнулся, но завал мало-помалу разбирается. Балтия вошла и прикрылась зонтиком НАТО, после чего там все замерло – но формально все в порядке, и все страны Балтии уже в ЕС. Молдова, Грузия и Украина – на безвизе и на очереди, словом, все шло хотя и со скрипом, но без крупных сбоев. Сложный вопрос с Турцией удалось аккуратно заморозить. И вот на тебе – споткнулись об Албанию.

Что делать – не ясно. Лишить албанцев безвиза – значит признать провал программы расширения ЕС. Хотя, с другой стороны, рано или поздно это должно было случиться, поскольку Европейский союз, как широко его ни трактуй, а все же предполагает какие-то региональные границы. Но ведь Албания, как ни крути, а все-таки в Европе.

Положение усугубляется еще и тем, что на честную оценку ситуации наложено табу. Нельзя политикам говорить про этническую преступность. Нельзя – и все. Почему нельзя? Да потому что признай сегодня Еврокомиссия или Европарламент, что албанцы “не подходят” для ЕС, – в Европе начнется политический Апокалипсис.

Он начнется даже в том случае, если этот вопрос просто вынесут на обсуждение Европарламента. Все леваки, а также все, кого достала евробюрократия, а их в Европе немало, – немедленно нацепят значки #я_албанец. И все афроарабоевропейцы, уже получившие гражданство ЕС, а с ним и право голоса, но не порвавшие при этом культурных связей со страной исхода – джихад, ИГИЛ, убийство неверных и прочие маленькие радости на европейском социальном пособии – тоже дружно их поддержат, понимая, что следом за албанцами неизбежно возьмутся за них. А дальше неизбежно последуют обвинения европейских институций в возрождении расовых теорий и стремлении к возрождению нацистских социальных практик. Ну а албанская этническая мафия, вполне вероятно, эту кампанию поддержит финансами.

С другой стороны, лишение Албании безвиза немедленно создаст базу для объединения всех сторонников жесткой антимиграционной политики. Там тоже будет интересно, особенно после того, как к ним присоединятся евроскептики. Проблема тут в том, что сегодня в ЕС уже слишком много мигрантов, часть из которых, к тому же, успела получить гражданство Евросоюза, так что решить вопрос принятием жестких законов не удастся. Более того, эти законы, вероятнее всего, будут попросту заблокированы на уровне союза. И вот тогда начнется самое интересное: аналогичные законопроекты начнут обсуждаться на уровне национальных парламентов.

Словом, вытащить вопрос о лишении Албании безвиза на публичное обсуждение – смерти подобно. Попытка отказать Нидерландам на уровне Еврокомиссии, то есть сохранив все, по возможности, под ковром, тоже не сулит ничего хорошего. Проблема назрела, и после того, как появился первый запрос, она будет снова и снова лезть на свет – аналогичные запросы начнут поступать и из других стран.

Дело тут не в одной только Албании. Если бы “слив” ее, можно было бы закрыть проблему, Албанией пожертвовали бы в мгновение ока. Дело в том, что любое определенное решение – и закрытие безвиза, и отказ в его закрытии немедленно откроют шкатулку Пандоры. Остается только тянуть время, чем и займутся сейчас в Брюсселе. От Нидерландов запросят дополнительную информацию, назначат независимое исследование, создадут согласительную комиссию для выработки общих подходов во взглядах на исследование потенциальных возможностей разрешения угрозы кризиса в связи с поступившим запросом.  Иными словами, проблему постараются заболтать, одновременно проведя неформальную работу с депутатами национального парламента.

Получится или нет? Если запрос существует сам по себе, а не как часть хитрого плана по дестабилизации ЕС, то, вероятно, да. Но, даже если это так, то возможность раскачать ЕС слишком соблазнительна, и план мероприятий неизбежно будет выстроен заинтересованной стороной уже на ходу, вокруг запроса, ставшего свершившимся фактом. Просто потому, что если лишение безвиза удастся протолкнуть, это немедленно утащит под откос всю программу Восточного партнерства. Это будет просто наименьшая из всех возможных жертв в сложившейся ситуации – и на нее, вне всякого сомнения, тут же пойдут в Брюсселе, поскольку другие варианты обойдутся Евросоюзу несравненно дороже.

Это указывает и на бенефициаров запроса. Тех, кто, возможно, способствовал лоббистам его принятия в нидерландском парламенте, что, с учетом большого числа предохранительных механизмов, разработанных на этот случай в ЕС, притом на всех уровнях, было делом очень непростым. И бенефициары эти сидят в Москве.

Какой отсюда вывод? Их сразу несколько.

Во-первых, нельзя десятилетиями лгать, и неважно с какими намерениями. Пусть даже и с самыми благими. Ложь рано или поздно вернется ручкой грабель, прилетевших в лоб. Но, с другой стороны, лгать Брюсселю приходится, просто потому, что настоящие цели создания ЕС далеки от заявленных, и избиратели старой, доевросоюзовской Европы  никогда бы их не поддержали, знай они, ради чего все это затевается. Впрочем, это отдельная тема. А вот матч Нидерланды-Албания на трибуне Европарламента обещает быть захватывающе интересным, притом с крупным призовым фондом.

Во-вторых: в чем тут интерес Украины? Безусловно, в том, чтобы прецедент лишения безвиза не был создан. Это сугубо эгоистическая цель, не имеющая отношения ни к существованию албанской этнической преступности, ни к неудобствам, которые испытывают от нее нидерландские обыватели. И это нормально: ЕС – союз эгоистов, и желая войти в него, мы должны учиться эгоизму. Так что, само собой, #мы_все_албанцы.

Бизнес без границ

Албанская мафия (АМ) является глобальной преступной группировкой, контролируемой четырьмя основными кланами и примерно 20 семействами, и распространяющей свою деятельность на весь мир, включая Европу, США, Латинскую Америку, Китай, Ближний Восток и даже Австралию – но пасующей перед Россией, где она проигрывает мафии российских спецслужб. Семьи или кланы албанской мафии обычно состоят из групп, насчитывающих тысячи членов по всему миру, и фактически представляющих собой расширенную патриархальную семью, проживающую на всем протяжении одного из популярных криминальных маршрутов – к примеру, балканского маршрута из Восточной Турции в Западную Европу и Северную Америку.

Как и во всех подобных группировках, моноэтничность обеспечивает прочную спайку всех членов АМ и затрудняет проникновение в ее ряды осведомителей. Большое значение, придаваемое албанцами родственным связям и кровным отношениям в сочетании с жестокими карами для отступников, практически исключает проникновение в АМ чужаков. Члены других этнических групп могут быть приняты в нее только для выполнения одноразовых или второстепенных заданий.

АМ специализируется на торговле наркотиками, оружием, людьми и человеческими органами, и является одним из наиболее изощренных и опасных преступных сообществ мира. При этом, как отмечают исследователи международной преступности, для АМ характерны гибридные организации, сочетающие криминальную и политическую деятельность.

Также АМ играет важнейшую роль в международной криминальной логистике, связывая воедино региональные и национальные мафии по всему миру. При этом Албания является ее надежным тылом. По данным Госдепартамента США, государство Албания на сегодняшний день стало оплотом организованной преступности во всем мире и основным пунктом незаконного оборота наркотиков, оружия, иммигрантов и контрафактных товаров.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.