Леонид Бобрук, глава семьи – байкер, зарабатывает копейку своим, тяжким трудом, имея небольшое дело. Обычный, бесхитростный украинец, трудяга. Нормальный и реальный мужик. 

И вот поставьте себя на место Леонида! К вам в дом по ложному вызову врываются сотрудники патрульной полиции, бесцеремонно избивают вас и жену на глазах у ребенка, волокут в машину, везут в отделение, в котором издеваются и продолжают избивать, а затем делают виновными якобы в оказании злостного неповиновения якобы законным требованиям сотрудников полиции, чтобы скрыть факт своего преступления. 

Пройдя семь кругов ада, чтобы наказать оборотней, вы идете в суд и добиваетесь открытия уголовного производства против них. Но в ГБР два года подряд вам откровенно плюют в лицо. Вера в торжество справедливости иссякает. 

Вы пишете десятки жалоб в МВД, генпрокуратуру – все без толку, одни отписки. Тем временем отморозки, прикрываемые системой, безнаказанно продолжают служить в органах, носить табельное оружие и представлять угрозу жизни и здоровью для простых граждан. 

Что с такими нужно делать? Бороться до победного конца, на что и решились Леонид Бобрук и Елена Левчишина. Спустя два года борьбы с переменным успехом они обратились в СМИ, чтобы полицейские, а также те, кто их прикрывает, понесли заслуженное наказание. 

Сейчас против полицейских ГБР продолжает расследование уже под контролем СМИ, поэтому следователи не смогут так нагло “футболить” потерпевших, как это делали все это время.  

Вместе с тем, винничане подали иск в винницкий городской суд, в котором потребовали взыскать с них моральный и материальный ущерб. 

Список отморозков, оборотней в погонах 

Винница. Набережная в районе “Бригантины”…

Приведем список отморозков, которые даже не извинились за содеянное, когда это еще возможно было сделать. Которые спустя два года следствия подослали других отморозков, чтобы запугать семью!   

Следом за ними в списке – оборотни в погонах из ГБР, которые, наверняка получив взятку или указание сверху, упорно ничего не расследовали и безосновательно три раза закрывали уголовное производство против сотрудников полиции.    

Вот они:

Семчук Александр, инспектор взвода, старший лейтенант;  

Коваль Сергей, старший сержант;  

Любиченко Дмитрий, инспектор взвода, лейтенант; 

Вадим Куляс, инспектор дежурной части 

Из-за халатности троих следователей ГБР фамилии второго экипажа полицейских до сих пор не установлены.  

Следователь отдела территориального управления ГБР в городе Хмельницком Маринец Юлия;

Следователь ГБР в городе Хмельницком Северин Илья; 

Следователь ГБР в городе Хмельницком Логин Роман. 

 

Задержание, избиение и издевательства в полиции 

События разворачивались с третьего на четвертое октября 2018 года в частном доме, разделенном на две половины, по улице Князей Кориатовичей (бывшая Свердлова).  

“Я спал на диване в зале, проснулся от шума и крика жены. Увидел, как полицейский замахнулся резиновой дубинкой и пытается силой нагнуть через кухонный уголок Лену, пристегивает наручники и бьет ей по ногам берцами, – рассказывает потерпевший Леонид. – После слов “Кто вы такие и что делаете в моем доме?” я сел на диван, ко мне из кухни подбежал полицейский и обильно залил глаза газовым баллончиком. Я обхватил руками лицо, крича, “Что происходит?!”. Тогда двое в форме заломали мне руки и потащили к входным дверям,  разорвав сухожилие на правом предплечье. 

Сквозь щель в дверном проеме из детской все это видел сын, который затем от страха спрятался под кровать. 

…Протянув через двор, как на дыбе, меня запихали в машину.   

После того, как нас увезли, ребенок рассказал, что по дому ходили какие-то люди в форме полиции и искали, кто еще есть в доме, но мальчика так и не нашли, так как он спрятался под кроватью”.

Полное воспроизведение незаконного задержания, а также страсти в отделе полиции можно посмотреть в интервью с потерпевшим Леонидом, которое записал журналист Агентства расследований. 

“Вечером, после празднования Дня рождения моего мужа, я мыла посуду… Приезжали друзья, поздравляли. Спиртное почти никто не пил, так как следующим был рабочий день, – вспоминает Елена Левчишина. – Услышала сильный стук в железную калитку, подошла – какие-то люди в форме полицейских сказали, что на нас пожаловался сосед. Я знаю, что соседа похоронили более 20 лет назад. Не представившись и ничего не объясняя, потребовали проехать с ними в отделение полиции. Я согласилась, пошла в дом одеть куртку, снять тапочки и одеть обувь. Трое полицейских зашли за мной в дом, затем зашла девушка, которая стояла в открытых дверях. Один из полицейских ударил меня дубинкой по плечу, сказав, что я долго собираюсь, начал заламывать руки, наклонив меня вперед на мягкий уголок, ударил несколько раз по ногам – я не сопротивлялась, что в дальнейшем доказано судмедэкспертизой, так как на руках не было следов от наручников. Зато по всему телу насчитано 28 синяков. Далее уже несколько полицейских избивали меня, тянули по двору и затолкали в одну из полицейских машин”. 

Детали незаконного задержания и избиения Елены также раскрыты в ее видео-интервью  Агентству расследований. 

“Будеш сидіти, сука, тут до ранку, на х@й”

На двух машинах патрульной полиции супружескую пару доставили в отдел по улице Пирогова, 4б. 

Леонида пристегнули наручниками к перилам, идущим на второй этаж, несколько раз ударив по почкам. 

Он успел нажать “запись” на диктофоне своего второго мобильного.

Первый мобильный отобрал дежурный Вадим Куляс, удалив отснятое видео, как только Леонид попытался позвонить адвокату. 

Цитируем, как вели себя оборотни в отделе полиции. 

Дежурный: “Будеш сидіти, сука, тут до ранку, на х@й”.

Леонид: “Я ж сказал, что подпишу…”.

Дежурный: “Теперь уже не надо. Уже поздно, на х@й. Поздно, сука, пить боржоми”. 

Леонид: “За что?”. 

Дежурный: “За сахар, сука! За сладкий, бл@дь!”. 

Елена: “У меня малолетний ребенок! Вы не имеете права!”. 

Девушка полицейская (смеется): “Хай видео поудаляет…”. 

Дежурный Елене: “Мне насрать, поняла?!”. 

Особенно “колоритно” вел себя дежурный Вадим Куляс, возомнив себя богом. Дежурный – это лицо отдела полиции, по которому можно судить, какого рода подонки здесь работают.  

Дежурный по отделу Вадим Куляс после удаления с телефонов винничан следов преступления коллег подсовывает на подпись липовые бланки “левым” понятым, чтобы сделать виновными винничан…

В диалогах очень важны интонации, поэтому предлагаем прослушать сделанную Леонидом аудиозапись (пусть и не в очень хорошем качестве), которую так упорно и противоправно как вещественное доказательство не берут во внимание в ГБР. 

Ссылка на аудиозапись:   https://drive.google.com/file/d/1AGHcfQ5WzYJl6PM_kLLPS9GNkNIdNyVA/view

Пристегивание мужа к перилам Елена отсняла на фотокамеру своего телефона, но его тоже отнял дежурный Куляс, а файлы – удалил, не дав возможности связаться с адвокатом.

“Спустя несколько часов издевательств внутри отдела девушка полицейская завела меня на второй этаж и предложила: “Подпиши бумаги, и через пять минут будешь отпущена домой”, – добавляет Елена. – Но что мне было подписывать? Я ведь ничего не сделала! И я отказалась! Над нами издевались до 3 утра, пока какие-то подставные понятые не подписали протокол”. 

Никакого вызова не было 

Как полицейские объяснили необходимость доставки винничан в отдел? 

Они приехали якобы по вызову соседа, которому якобы угрожала… топором Елена. 

Так Семчук Александр, Коваль Сергей, Любиченко Дмитрий обосновывали свои противоправные действия в суде по обвинению супружеской пары в оказании злостного неповиновения законным требованиям полиции – банда сфабриковала против мужа и жены два административных протокола по ст. 185 КоАП. 

По словам Леонида Бобрука, изначально напавшие рассчитывали пристегнуть ему и жене более жесткую, уже уголовную статью, – покушение на полицейского при исполнении, но таких фактов и доказательств сфабриковать не смогли.     

Здесь и всплыла интересная деталь – оказалось, что официально никакого вызова полиция ни на один из двух адресов – Леонида с Еленой и соседа через стенку – не получала. 

Такой ответ из полиции был получен по запросу винницкого городского суда в ходе рассмотрения административного материала: “Полицейские батальона патрульной службы полиции особого назначения “Винница” ГУНП в Винницкой области, которые… несли службу в суточном наряде 03.10.2018 года, не получали вызов по спецлинии 102 и не выезжали по адресам: ул. Князей Кориатовичей…”!  

“Да, в этот вечер, перед тем, как мыть посуду, я сделала замечание  Артему Бронетко, которого, к слову, раньше никогда не видела. Во второй части нашего дома никто не живет лет 20, так как в ней нет воды, отопления, элементарных условий для проживания – туда только воры и бомжи постоянно лезут. От внезапно начавшегося ремонта в его квартире у нас начала отваливаться плитка в ванной, – продолжает Елена. –  Это все – ни о каких угрозах и речи быть не могло! Если я и сказала несколько острых слов, то что за это на меня нужно было натравливать полицию и избивать?!. А сказала я, что не известный мне Бронетко за свой счет положит плитку, которая отпала по его вине”.

Винницкий городской суд оправдал Елену по сфабрикованному против нее административному протоколу. Леонида чуть позже оправдал апелляционный суд, таким образом постановив, что супруги ни в чем не виноваты, не оказывали злостное неповиновение, а полицейские, следовательно, действовали с превышением служебных полномочий. 

Справедливости ради нужно озвучить версию самих нападавших, которые, как один, твердили, что первой с ножом на них набросилась якобы пьяная Елена Левчишина.

“Допрошенный в качестве свидетеля Семчук сообщил следующее, – об этом написал в сфабрикованном постановлении о закрытии уголовного производства против оборотней следователь ГБР Роман Логин. – Вызвавший полицию Бронетко Артем сообщил, что к нему пришла соседка Левчишина Елена и угрожала топором. Он с коллегами подошел к окну Левчишиной Елены, которая спала за столом в кухне. Она проснулась, и ей сказали, что полиция приехала по вызову соседа. Левчишина начала агрессивно себя вести, сквернословить и схватилась за нож. Александр Семчук пытался ее успокоить, но безрезультатно. Далее ее муж Леонид Бобрук набросился на сотрудников полиции, ему надели наручники… Левчишина набросилась на полицейских, потому на нее надели наручники тоже”. 

Допрошенный в качестве свидетеля якобы сосед Бронетко сообщил следователю ГБР следующее:

“В этот вечер третьего декабря 2018 года он позвонил на спецлинию “102” и сообщил, что его соседка Елена Левчишина, находясь в нетрезвом состоянии, в его квартире угрожала лишить его жизни, размахивала перед его лицом топором, говорила, что обольет его кислотой”. 

При этом полиция не привела ни одного доказательства вины супружеской пары, а значит, все, что было внесено в материалы административного дела – сфабриковано. В наличии имеются только показания самих оборотней, которые все время путались в них и противоречили друг другу, а также слова какого-то знакомого Артема Бронетко, который якобы присутствовал при якобы угрозах топором.  

Важно сказать и то, что полицейские не нашли предположительное орудие угроз Елены Левчишиной – топор и нож, а ведь их нужно было оформить в качестве вещественных доказательств. 

Не фигурируют в деле и видеозаписи  из отдела полиции, а также с нагрудных камер полицейских. 

Согласно письма винницкого отдела полиции ГУНП в Винницкой области от 27.02.2019 “видеофайлы в административных зданиях отдела сохраняются на протяжении месяца, поэтому предоставить указанные записи не представляется возможным”, – зашил в сфабрикованное постановление о закрытии уголовного производства против оборотней из полиции оборотень из ДБР Роман Логин.  

Размытую формулировку втиснул в свое сфабрикованное постановление он и касательно проведенной судебно-медицинской экспертизы, указав, что “согласно вывода эксперта у Левчишиной выявлены легкие телесные повреждения, характер, множественность и локализация на разных взаимно противоположных поверхностях тела которых не противоречит указанному в материалах уголовного производства”.  

На самом деле в акте судебно-медицинской экспертизы, которую провели два эксперта, конкретно и четко указано, что телесные повреждения были нанесены именно третьего октября:  

“Указанные телесные повреждения у Елены Левчишиной возникли от действия тупого твердого предмета (предметов), по давности возникновения отвечают сроку, указанному в направлении – 03.10.2018 г.”. 

Всего по телу Елены Левчишиной экспертами было насчитано 28 синяков. 

В главном управлении нацполиции в Винницкой области состряпали вывод от 25 октября 2018 года о том, что факты нарушения действующего законодательства со стороны трех сотрудников (Семчук, Коваль, Любиченко) не получили подтверждения.  

Только через суд спустя два месяца (!), 22 декабря 2018 года, супружеская пара добилась открытия уголовного производства №42018020110000153 по части 2 статьи 365 Уголовного кодекса Украины. 

Она звучит так – “превышение власти или служебных полномочий работником правоохранительного органа”. 

Часть вторая касается насилия… применения оружия или специальных средств… с оскорбляющими достоинство потерпевшего действиями. 

Наказывается лишением свободы от трех до восьми лет… 

Уже три оборотня-следователя из ГБР, несмотря на наличие серьезных улик вины, незаконно закрывали уголовное производство против сотрудников патрульной полиции.   

Три суда в городе Хмельницком отправляли его обратно в ГБР на доследование. 

“Нам назначили четвертого следователя Вадима Лысака после серии жалоб на предыдущих троих, которые ничего не делали, прятались от нас, манипулировали фактами, а потом без каких-либо уведомлений по беспределу закрывали производство, – добавляет Леонид Бобрук. – За то, что выгораживали оборотней-полицейских, я уверен, они тоже будут привлечены к уголовной ответственности”. 

А в начале этого года к машине возле дома Леонида подошли двое в гражданском и сказали: “Если будешь раскручивать тему дальше, мы уничтожим твою семью”. 

Агентство журналистских расследований требует от начальника ГУНП в Винницкой области Ивана Ищенко немедленного отстранения патрульных Семчука Александра,  Коваля Сергея, Любиченко Дмитрия, а также инспектора Вадима Куляса от выполнения обязанностей до окончания расследования, а от и. о. директора ГБР Алексея Сухачова – проведения объективного расследования и их наказания.  

Артем Фляжников, главный редактор Агентства журналистских расследований

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.