Особенностью этой кампании по досрочным выборам в Верховную Раду стали не один, как обычно, а сразу два полюса ожесточенной межпартийной борьбы.

На одном из них – раскрученные партии, способные преодолеть 5%-й избирательный барьер. А вот на втором сошлись партии, у которых главный интерес на этих выборах – дотянуть до 2% голосов избирателей, чтобы получить государственное финансирование.

Что это изменит для них, объясняет “Страна”.

Синица против журавля

Эти досрочные выборы в парламент не только изменят политический ландшафт страны, но и откроют новую статью расходов по линии госфинансирования партий.

Согласно законодательству, деньги из бюджета получают политсилы, которые на парламентских выборах 2014 года преодолели 5%-й избирательный барьер. Но после грядущих досрочных выборов в Раду финансироваться будут уже все партии, которые завоюют не менее 2% голосов избирателей.

Как сообщило Национальное агентство противодействия коррупции (НАПК), общая сумма госфинансирования на 2019-й, которую разделят между собой партии, составляет 565 млн 680 тыс. грн.

“Кампания как бы сконцентрирована на двух основных уровнях. Высокий – это четыре-пять партий, которые, вероятно, пройдут в Раду и сформируют фракции. А низкий – это политсилы, для которых настоящей, а не декларируемой целью является 2%-й барьер, обеспечивающий господдержку до следующих выборов”, – комментирует политолог Вадим Карасев “Стране”.

Точную сумму сколько получит каждая партия пока назвать трудно. В формуле много составляющих (количество партий, набравших более 2%, число проголосовавших, гендерные квоты и так далее). Но по примерным подсчетам, партии, набравшие примерно 2-2,5% могут претендовать на суммы около 20 млн гривен в год. Чем выше результат на выборах – тем больше и сумма.

По последним замерам Центра Разумкова, за пропрезидентскую партию “Слуга народа” готовы проголосовать 41,5% участников опроса, определившихся с выбором, за “Оппозиционную платформу – За жизнь” – 12,5%, за “Голос” – 8,8%, за “Европейскую солидарность” – 8,3%, за “Батькивщину” – 7%.

Не дотягивают до избирательного барьера партии “Сила и честь” (4,6% среди участников опроса, определившихся с выбором), “Оппозиционный блок” (3,8%), ”Свобода” (2,5%), Радикальная партия (2,4%), “Украинская стратегия Гройсмана” (2,0%), “Гражданская позиция” (1,8%), “Самопомощь” (1,4%), Партия Шария (1,2%).

Каким бы ни были результаты голосования 21 июля, госфинансирование подсластит горечь поражения партиям, сумевшим взять 2% голосов избирателей.

“Не сумев сбить журавля в небе – зайти в Раду, эти политсилы сохранят синицу в руках – бюджетную поддержку на протяжении всего следующего политического цикла. А это гарантия функционирования и продолжения политической деятельности. А не находясь в Раде, они смогут безопасно критиковать действия парламента – вообще всей власти”, – полагает политолог Руслан Бортник в комментарии “Стране”.

Интересно, что среди самих партий, у которых есть шансы, если не завести в Раду фракцию, то преодолеть 2%-й барьер, неоднозначное отношение к поддержке из бюджета.

“Нам плевать на госфинансирование партий. Мы не за этим идем в Раду”, – прокомментировал “Стране” блогер Анатолий Шарий, лидер партии своего имени.

В “Самопомощи”, напротив, считают норму жизненно необходимой.

“Это конечно, небольшие деньги, но их хватит хотя бы на аренду офисов и зарплату сотрудникам, а это позволит всем партячейкам вести какую-то работу”, – утверждает глава исполкома “Самопомощи”, народный депутат от партии Олег Лаврик.

По его словам, господдержка позволила “Самопомощи” на протяжении нескольких лет создать и содержать около 500 парторганизаций по стране.

Норма новая, закон старый

Кстати, заработавшая норма о 2% – повод вспомнить о претензиях к закону о госфинансировании, возникших в процессе его применения. Назовем лишь некоторые из них. “Часть парламентских партий вместо партстроительства пускали выделенные государством деньги на рекламу, особенно на телевидении, делая это в конце года, когда нужно было избавиться от остатка на партийном счете”, – напоминает политолог Вадим Карасев “Стране”.

В принципе нарекания были не только на эти политсилы, но и на НАПК, которое принимало такую практику как должное, впрочем, закрывая глаза и на другие подозрительные статьи расходов в ежеквартальных партийных отчетах.

В свою очередь депутат Лаврик (“Самопомощь”) говорит, что вопреки соответствующему закону финансирование партий с 2017 года рассчитывается, исходя из прожиточного минимума, а не минимальной заработной платы, которая в два раза больше.

“В законе о партиях точка отсчета осталась прежней, но правительство руководствуется законом о бюджете, где каждый раз фигурирует прожиточный минимум. Поэтому суммы выделяются меньшие, что сказывается на деятельности”, – объясняет парламентарий, напоминая, что после выборов партии, завоевавшие право получать бюджетные деньги, по факту начнут финансироваться лишь в четвертом квартале.

По факту большинство партий тратит гораздо больше, чем декларирует и уже тем более – получает от государства. Деньги дает крупный бизнес или коррумпированное чиновничество в обмен на политические услуги.

“Минимально необходимая сумма на содержание полноценного партийного проекта – это миллион долларов в месяц. Поэтому большая часть наших партий – это политотделы олигархов, а госфинансирование лишь сняло с них малую часть расходов, – говорит политтехнолог Андрей Золотарев “Стране”. – Чтобы уменьшить зависимость партий, нужен уход от черного “нала”, которым под выборы засыпают перспективные политпроекты. Без оздоровления экономики и общества эти западные “фишки” с госфинансированием партий ничего не дадут”.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.