В апреле 2019 года Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) начало досудебное расследование возможной растраты государственных денег при съемке художественного фильма “Я, ты, он, она”, в котором теперь уже президент Украины Владимир Зеленский сыграл одну из главных ролей и выступил режиссером.

Создатели фильма — ООО “Киноквартал” — уверены, что оснований для претензий к ним нет, ведь фильм вышел в украинском дубляже. Тем не менее, НАБУ продолжает свое расследование. Delo.ua детальнее разбиралось в ситуации, которая сложилась вокруг самого кассового украинского фильма.

В чем суть вопроса

Фильм “Я, ты, он, она” был снят студией “Квартал-95” при поддержке Государственного агентства Украины по вопросам кино. В частности, агентство финансировало 49% бюджета картины (17 620 796 грн). Однако в итоге лента подверглась критике общественности — за то, что фильм, который должен был быть украиноязычным, был снят на русском. А на украинский — продублирован голосами актеров, которые в нем снимались.

На презентации ленты в декабре 2018 года теперь уже нынешний президент Украины Владимир Зеленский, исполнивший в фильме одну из главных ролей и ставший его режиссером, заявил, что изначально сценарий был написан на украинском. Но его пришлось перевести на русский из-за литовской актрисы Агне Грудите, которая должна была сыграть одну из главных ролей. В итоге, Грудите в фильме не снималась, и роль, которую отводили ей, сыграла Анастасия Короткая, однако сценарий так и остался на русском.

В результате язык, на котором был снят фильм, стал причиной разбирательства НАБУ. Изначально в Бюро поступило заявление от главы общественной организации “Союз добровольцев” относительно вероятного совершения ООО “Киноквартал” и Госкино преступления по части 5 статьи 191 Уголовного кодекса Украины (Присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением).

Как сообщили Delo.ua в НАБУ, тогда по результатам информационно-аналитической работы заявителю отказали во внесении ведомостей в Единый реестр досудебных расследований. Однако в итоге досудебное расследование все же было открыто — на основании постановления Соломенского районного суда города Киева.

“17 апреля 2019 года Национальное бюро начало досудебное расследование в уголовном производстве по фактам, о которых шла речь в обращении главы общественной организации. Основанием для внесения ведомостей в Единый реестр досудебных расследований стало постановление следственного судьи Соломенского районного суда города Киева от 12 апреля 2019 года, принятое по жалобе представителя другой общественной организации”, — сообщили в НАБУ.

Как оказалось, представителем другой общественной организации был глава ОО “Украинская самозащита” Александр Дудка, который передал в НАБУ решение Соломенского райсуда. Он объяснил, что активисты ряда общественных организаций еще с января 2019 года обращались в правоохранительные органы с просьбой разобраться в ситуации и объяснить, как за частично государственные деньги был снят фильм на русском языке, хотя он должен был быть либо на украинском, либо на крымскотатарском. Однако успехом их попытки увенчались только по решению суда.

Фото: Факты

“Квартал-95”: Мы не видим нарушения закона, а фильм инвестированную в него сумму вернул

Как заявила Delo.ua директор по развитию Студии “Квартал-95” Ирина Победоносцева, фильм в прокат и в эфир телеканала “1+1” вышел на украинском языке — он был дублирован актерами, которые исполняли в нем роли. Причиной этого она также назвала тот факт, что одну из ролей должна была исполнять литовская актриса, которая не владеет украинским.

“Это далеко не первый случай. Фильм “Сторожевая застава” тоже был дублирован на украинский язык, имел государственное финансирование и точно так же выходил в прокат на украинском языке, и ни у кого никаких вопросов не возникало. Как и еще несколько фильмов”, — сказала она.

Более того, Победоносцева заверила, что в итоге компания вернет государству даже больше, чем оно инвестировало в создание ленты.

“Мы не видим никакого нарушения закона. Более того, это фильм, который вернул в государственный бюджет инвестированную в него сумму, — сказала она. — Сумму, которую мы получили на производство этого фильма, мы вернем, и даже с прибылью, потому что государство инвестировало 49%, и 49% от всех сборов мы возвращаем”.

Отметим, что в конце февраля в Госкино сообщили, что компания-производитель фильма “Я, ты, он, она” перечислила на их счет 11 673 939 гривен — это была выплата части дохода за декабрь 2018 и январь 2019 года от коммерческого использования прав на него. Позднее, в апреле 2019 года, в “Квартале-95” сообщили, что вернули Госкино в общей сумме 12 311 876 гривен за указанный фильм.

И эта сумма, говорят в Госкино, стала рекордной среди тех, которые получало агентство от проката фильмов, созданных при его поддержке. Более того, комедия стала абсолютным рекордсменом по сборам среди украинских фильмов, получив в прокате более 71 миллиона грн.

Госкино: был не дубляж, а тонировка

Глава Госкино Филипп Ильенко досудебное расследование НАБУ называет необоснованным и “высосанным из пальца”.

“Абсурдно вообще в этой ситуации говорить о каком-то нецелевом использовании государственных средств. Фильм шел в прокате на украинском языке, фильм был создан именно на украинском языке, оригинал фильма — на украинском языке. Технология производства — это прерогатива продюсеров, Госкино к этому не имеет никакого отношения. Но в конечном итоге все было на украинском языке. И говорить о каком-то в этой связи несоответствии закону нет никаких оснований, а говорить о растрате государственных средств — это вообще абсурд”, — сказал он в комментарии Delo.ua.

Более того, как объяснил Ильенко, при производстве фильма был использован не дубляж, а технология тонировки — в конечном итоге были использованы не записи реплик, произнесенных актерами на площадке, а те, которые были созданы позднее. По словам главы Госкино, это распространенная практика.

“В кинопроизводстве не обязательно использовать звук, который был записан на площадке. Очень часто в разных фильмах используется записанный звук, один из производственных периодов так и называется — монтажно-тонировочный. Тонировка — это то, что вы видите в этом фильме”, — сказал он.

Более того, как отметил Ильенко, архивный комплект материалов, который передали Госкино в качестве оригинала, — на украинском языке.

“Авторы сами определяют, что они считают оригиналом, — говорит он. — Оригинал именно на украинском языке. То, что они говорили на площадке по-русски — это отдельная история, это не делает фильм русскоязычным.”

Пока, по словам Ильенко, в Госкино получили от НАБУ письмо с просьбой предоставить документы и разъяснения, что и было сделано. Сотрудничать с любым органом, который проводит проверки или следственные действия, на правовых основаниях запрашивает информацию, в Агентстве готовы, добавил он.

В свою очередь, кинокритик, член Международной федерации кинопрессы Сергей Васильев, комментируя сложившуюся ситуацию, отметил, что в договоре о финансовой поддержке Госкино “кварталовского” фильма “Я, ты, он, она”, действительно, содержится требование, чтобы фонограмма фильма была на украинском языке. Но требования, чтобы съемки проводились на украинском языке — в договоре нет.

“Практика записи чистового звука на съемочной площадке в Украине, безусловно, существует, но случаев перезаписи диалогов в студии после съемок (в монтажно-тонировочном периоде) — тоже в избытке. Так что с правовой точки зрения никаких “языковых” нарушений при производстве “Я, ты, он, она” допущено не было”, — считает Васильев.

Более того, по его словам, есть множество других примеров, когда украинские фильмы снимались не на украинском языке, но выходили в прокат на украинском.

“Это не есть нетипичная ситуация. Фильм студии “Кинороб” “Незламна” снимался на русском языке, “Захар Беркут” снимался на английском языке. “Незламна” выходила на украинском, “Захар Беркут” выйдет в октябре. Получается, что для обоих фильмов украинский язык не был языком, на котором произносили текст на съемочной площадке. “Донбасс” Сергея Лозницы, как известно, снимался на русском. А в Госкино была сдана версия с украинским языком, который к съемке не имел отношения”, — добавил кинокритик.

По его словам, о ситуации с фильмом “Я, ты, он, она” можно говорить только в морально-этическом ключе.

“У меня лично возникло ощущение некоторой неряшливости от украинской фонограммы фильма. Но нарушением условий контракта это не является”, — резюмировал Сергей Васильев.

Тем временем, как сообщили в НАБУ, досудебное расследование в уголовном производстве продолжается. Однако о деталях его проведения в бюро рассказать отказались.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.