Наша милиция от произвола милиции нас не убережет

0


В народе отношение к милиции выражается несколькими эпитетами – «мусор», «легавый». В странах с развитой демократией полицейского называют «фараоном», и это звучит строго, но, безусловно, почетно.

Украинская милиция – на грани давно обещанных реформ. По украинскому замыслу, численность МВД должна быть сокращена на треть.

Но приведет ли одно только сокращение к росту доверия граждан к милиции, повысит ли раскрываемость преступлений?

Винницкие правозащитники, бывшие сотрудники МВД, да и действующие милиционеры заявляют о том, что одного сокращения недостаточно. А вот среди журналистов вызрело устойчивое мнение о том, что затеянная реформа – самая натуральная профанация, направленная на усыпление бдительности международных правозащитных организаций, а также улучшение оценки стран Евросоюза. По имеющимся признакам, украинская милиция способна отрабатывать заказы политической системы, истреблять оппонентов. О радикальном изменении ее методов вообще не идет речь. Если между строк трактовать украинских чиновников, то под реформой системы МВД понимается уменьшение нагрузки на бюджет. Не более того.

Для осознания полноты проблематики взглянем на некоторые процессы в милиции, которая нас бережет, изнутри.

В народе отношение к милиции выражается несколькими эпитетами – «мусор», «легавый»

В народе отношение к милиции выражается несколькими эпитетами – «мусор», «легавый»

 

Пыток в милиции нет… 

Глава правления Подольского Центра по правам человека Михаил Бардин вспомнил о поразительном, из ряда вон выходящем случае, произошедшем три года назад в одном из сел в Шаргородском районе.

Бизнесмен «за кражу» скотины удерживал двоих работников фермерского хозяйства в металлических бочках на улице в ноябре. Еда «заключенным» подавалась один раз в день.

Расследовавшие этот случай правозащитники заявили о том, что шаргородской милиции об этих пытках было известно. А когда информацию предали огласке, – в милицейских документах запестрили доказательства причастности к краже «заключенных» фермера. Но ни бизнесмен, ни сотрудники милиции, покрывшие насилие, не были привлечены к ответственности.

Отдельный случай по Шаргородскому району, который специально, как говорится, не придумаешь. Вследствие применения силы, из окна третьего этажа здания РВВС вывалился задержанный…

– Именно подходы органов внутренних дел к выполнению своих функций из года в год не меняются, – говорит Михаил Бардин. Речь идет о вышибаниях доказательств, сверхнормативных удержаниях под арестом, злоупотреблениях полномочиями, о взятках. Особенность в том, что эти глубокие недостатки прикрываются начальством. А отношение милиции к людям, к выполнению обязанностей вообще не подвергается логике.

Прослуживший в транспортной милиции 25 лет Владимир Дымань, директор Подольского Центра по правам человека, сокрушается: кому, дескать, сейчас расскажешь, какой была милиция при советах, кому это важно? Когда были понятия чести, доблести, ответственности.

– Ко мне на прием пришла женщина, у которой умерла мама, – рассказывает Владимир Дымань. – Аня с сестрой осталась жить в доме на Старом Городе. Через пару месяцев старшая сестра, обзаведшаяся зэком-сожителем, перестала пускать ее в дом (Аня – покладистая, беззащитная, больная женщина, которая работает уборщицей, – добавляет правозащитник). После уговоров сестра разрешила ей заходить в дом через забор, а затем через окно. Получив наше письмо, участковый пришел с разбирательствами на место происшествия и заявил обиженной: «Знаешь что, Аня, ты как лазила, так и лазь: здесь нет состава преступления…». Наш Центр решил проблему Ани через суд.

Киевский адвокат Татьяна Монтян уверена, что глобальная проблема МВД в том, что часто милиционеры не знают не только прав и свобод граждан, но и своих обязанностей. По ее словам, людям в серо-синих мундирах неведомы основы уголовно-процессуального права, они не умеют составить админпротокол, не представляют, как нужно вести себя при задержании. Более того, Монтян заметила: порой правоохранители даже не представляют, что задержанный имеет право на адвоката.

 

…Нет и доверия у граждан

Зато, по мнению правозащитников, МВД добилось успехов в другом деле – милиции отказывается доверять почти половина граждан Украины. По данным соцопроса Киевского международного института социологии, в конце 2010 года 45,7% респондентов среди нарушителей прав граждан поставили милицию на первое место.

Одна из ключевых особенностей украинской милиции – практически тотальное отсутствие в ее рядах грамотных людей и слабая готовность выполнять основную функцию – охрану правопорядка и защиты граждан.

Вместе с тем сотрудников МВД целая армия – 300 тыс. человек. Это в полтора раза больше, чем численный состав Вооруженных сил. В нашей стране даже заключенных вдвое меньше, чем милиционеров.

Такая орда людей, чья деятельность направлена не против внешних врагов, а против “врагов” внутренних, – один из самых высоких показателей в Европе. Ведь на каждых 100 тыс. жителей в Украине приходится 644 правоохранителя. В куда более благополучной Чехии эта цифра равна 412, в Германии – 300, а в огромных заокеанских США и Канаде – 228 и 193 соответственно.

А вот в Грузии, к примеру, где стражей порядка намного меньше, чем в Украине, и где за последние годы провели масштабную реформу МВД, ситуация кардинально отличается от украинской – там местной полиции доверяют 82% граждан. Выше стоит только церковь.

Раздутые штаты, недоверие граждан и низкое качество работы привели к тому, что нынешнее руководство МВД, впрочем, как и почти все его предшественники, задумалось и планах по реформированию ведомства. Анатолий Могилев, министр внутренних дел, недавно заявил, что численный состав МВД нужно сократить до 200 тыс. Более того, он пообещал научить подчиненных адекватно общаться с согражданами. “Мы должны защищать как права и свободы потерпевших, так и права и свободы подозреваемых”, – заявил глава ведомства.

С необходимостью сокращения раздутых штатов и поднятия заработной платы солидарен сотрудник винницкого областного управления МВД, который предпочел остаться не известным. Офицер сетует на зарплату 1700-2500 гривен, из которой 1300 гривен уходят на оплату съемной квартиры. Соблазн незаконного заработка здесь очень велик. И зачастую милиционеры становятся на нечестный путь.

Вместе с тем, несколько лет назад у милиции отобрали почти все льготы: пайки, 50% компенсации по оплате коммунальных платежей. Эти льготы нужно вернуть, – говорит офицер.

Моего собеседника возмущают заявления молодняка, который, переступив порог управления, заявляет: дескать, нужно отбить деньги за обучение. Отсюда рождаются анекдоты: «Устроился парень в милицию, а зарплату не получает уже три месяца. Приходит к нему начальник и говорит: – Ты что же зарплату не получаешь уже столько? – А я думал, что выдали пистолет – и крутись, как можешь…»

 

Преступная машина

Винницкий правозащитник Михаил Бардин, сравнивая украинскую систему правопорядка с зарубежной, говорит о том, что на там правоохранители намного открытее, у них намного больше публичных отчетов. Наша милиция любит поговорить о достижениях, но набирает в рот воды, когда нужно рассказывать о коррупции, взятках, нарушениях в своих же рядах.

А что можно сказать о работе отдела внутренней безопасности, который отвечает за моральный облик личного состава, соответствие деятельности милиции законодательству. Винницкие правозащитники в один голос заявляют, что эта структура полностью себя дисквалифицировала и исчерпала.

Валерий Палий указывает на незаконные методы, которые здесь применяются: отделы внутренней безопасности используются начальством для расправы с неугодными, за взятки составляют лояльные выводы во внутренних расследованиях против «залетевших» милиционеров.

На мой вопрос, почему же в милиции так жестоко избивают, офицер винницкого областного управления МВД ответил, что «довольно часто правоохранителям не хватает времени и денег для выбивания показаний на законных основаниях. Сроки поджимают, и тогда людей избивают. Не скрою и того, что некоторые мои коллеги испытывают удовольствие от самого процесса избиения».

Правозащитник Валерий Палий не понаслышке знает о проблемах милиции: на заре независимости Украины работал в следственном управлении Винницкой областной прокуратуры, затем курировал милицию, прокуратуру, находясь в должности начальника юридического отдела Винницкой областной государственной администрации.

Пик милицейского беззакония, безнаказанности, по его словам, был в 2004 году. Тогда СМИ очень много писали об избиениях, незаконных задержаниях. В этот период милиция обслуживала политические интересы Кучмы, который выступил в поддержку Януковича, и тогда стражей порядка задействовали в избирательной кампании. Вспомним задержания студентов, которые поддерживали «оранжевых», организацию в Виннице заминирований избирательных участков, когда взрывные устройства (не сработавшие, но обнаруженные в день выборов) изготавливала и устанавливала сама милиция, утверждает Валерий Палий. Возбужденное уголовное дело до сих пор не поступило в суд.

У милиции, по мнению правозащитника, есть две вещи, которые опасны для любого украинца: власть и деньги.

– За 35 лет своей практики могу сказать, что, попадая в милицию, человек соприкасается со страшной машиной. Милицию фактически учат, как пытать и как быть, как при этом не попадаться. Для меня и многих людей МВД ассоциируется с преступниками в погонах, которые делают то же самое, что преступники. В годы Кучмы милиция занималась преступной деятельностью для ликвидации самой преступности. При зачистках в областях ликвидировали лидеров и членов преступных группировок физически. Снайперам, сотрудникам УБОПа давали указание: не брать живьем!

Работал несколько лет в Крыму, где бандитов убивали. Тогда была поставлена задача – уничтожить наиболее агрессивных лидеров группировок, куда входили банкиры, предприниматели, государственные служащие, сами сотрудники милиции, прокуратуры, судов. Вполне возможно, что сейчас, с таким же мышлением Януковича, как и Кучмы, это все будет повторяться, но с уклоном на политику.

Милиция – это наиболее подготовленный к преступлениям контингент. А эти ребята, которые при власти, ее просто так не отдадут. Эта власть будет применять силовой вариант, вспомните прорыв с мордобитием в Верховной Раде! О какой реформе может идти речь?!

 

Общественный контроль

Один из серьезных негативных факторов, которые влияют на работу ведомства, – то, что МВД, по сути, государство в государстве. Деятельность милиции очень плохо контролируется обществом, а потому здесь буйным цветом, как уже отмечено, цветет  коррупция, пытки и многое другое.

Два года назад, казалось, милицейским менеджментом был совершен прорыв в этом направлении: при областных управлениях МВД были созданы общественные советы. Некоторое время они эффективно работали, говорит директор Подольского Центра по правам человека Владимир Дымань. Правозащитники инициировали расследования о нарушениях прав человека, совершали рейды в изоляторы временного содержания, сейчас Владимира Дыманя уже не приглашают в этот совет, деятельность которого заглохла.

Имея полномочия общественного совета, как утверждает Михаил Бардин, винницким правозащитникам в прошлом году для проведения собственного расследования не удалось посетить колонию в Стрижавке, где имело место применение пыток к заключенным.

 

Что нужно менять!?

Украина не пойдет путем серьезного очищения милиции, говорят эксперты.

Но глубокие реформы нужны. В виде качественного сокращения и отлаживания контроля внутри.

В структуре МВД должны остаться «рабочие» профессии: розыск, следствие, участковые, – говорит Владимир Дымань. Примерно треть, о которой идет речь – это раздутые штаты офицеров, которые перекладывают бумажки с одного стола на другой.

После сокращения нужно отладить систему жесткого контроля, говорит Валерий Палий. Ведь всем известны ситуации, когда оперативник в рабочее время занимается выбиванием денег, под видом «оперативной деятельности» посещает рестораны, места сомнительной репутации.

Коллега-правозащитник с 25-летним стажем работы в милиции, Владимир Дымань, рассказывает, что необходимо восстановить механизм воспитания личного состава. Как в Советском Союзе: тогда были на своих местах и замполит, и начальник, и кадровый отдел. И честью офицерского мундира особо дорожили.

Comments are closed.