Обновление практически всех аспектов украинской политики, как внутренней, так и внешней, после двух разгромных электоральных успехов Владимира Зеленского – президентского и парламентского – неизбежно. Но если визиты Зеленского в Брюссель, Париж и Берлин показали, что отношения с топ-государствами ЕС будут развиваться в русле, заданном еще предыдущим президентом, то курс по взаимоотношениям с нашими европейскими соседями все еще не определен. “Апостроф” попытался проанализировать перспективы и вызовы отношений Украины с тремя крупнейшими европейскими соседями – Польшей, Венгрией и Румынией.

Польша

Польша годами, если не десятилетиями, выступала в роли адвоката Украины в европейских структурах. Среди причин таких позитивных отношений – историческая и культурная близость двух государств, стратегические интересы, угроза со стороны России. В то же время, украино-польские отношения до сих пор больше наполнены перспективами, нежели реальным содержанием. Экономические интересы Польши – 5-й по ВВП страны Евросоюза и одного из самых стабильных государств Европы по экономическим показателям – в Украине пока мало выходят за пределы привлечения украинских трудовых ресурсов. Оборонноеи военное сотрудничество также довольно ограничено – совместные проекты в вертолетостроении и формирование общей украинской-литовско-польской бригады не получили серьезного развития. А при отсутствии практического наполнения даже дружеские отношения между государствами имеют тенденцию к ослаблению. Тем более, что проблемы в отношениях с Польшей также имеют место.

Едва ли не самой очевидной проблемой является разная трактовка исторических событий Киевом и Варшавой.

“В Украине происходит развитие нации на основе этно-символизма, что вызывает ответную реакцию в Польше, где также усиливаются позиции политических сил, которые заявляют об иной трактовке исторических событий. И порожденное этими разногласиями недоверие уменьшает потенциал двустороннего сотрудничества”, – отметил в комментарии “Апострофу” эксперт Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) Николай Капитоненко.

Хотя проблема конфликта нарративов лежит буквально на поверхности, причиной изменения вектора украинской-польских отношений от сотрудничества к конфликту она не может стать. Ведь “исторические претензии” Варшавы никогда не сопровождались серьезными требованиями к Украине. И их следует трактовать как инструмент внутренней, а не внешней политики.

“Правоцентристской силе “Право и Справедливость” нужно, чтобы за них голосовали сторонники националистических идей. И поэтому они будут постоянно выражать такие лозунги (решения и высказывания действующей польской власти, направленные на осуждение “преступлений украинских националистов”, – “Апостроф”). Сейчас вся внешняя политика Польши стала продолжением внутренней. Когда в “ПиС” говорят Украине, что “с Бандерой вы в Европу не пойдете” – это просто смешно”, – пояснил “Апострофу” главный редактор варшавского отделения издания Politico Михал Бронятовски.

Конечно же, учитывая определенную идеологическую аморфность Владимира Зеленского, существует возможность, что такие претензии могут ослабнуть.

“Поляки, как и венгры, ждут перемен и новых шагов от президента Зеленского. Ведь подобные шаги (снятие с повестки дня идеологических противоречий, – “Апостроф”) можно сделать довольно быстро, в отличие от других внешнеполитических проблем Украины. Но я не думаю, что они воспользуются отсутствием у Владимира Зеленского четкой позиции по этим вопросам. Скорее, Польша ждет возможности изменения этой ситуации с конфликта с нулевой суммой – когда выигрыш одной стороны равен проигрышу другой – на что-то более конструктивное. Новая президентская администрация в Украине может это сделать. Вопросы разной трактовки истории останутся, потому что это естественно, но перестанут быть в центре внимания”, – подчеркнул Капитоненко.

Поляки, как и венгры, ждут перемен и новых шагов от президента ЗеленскогоФото: president.gov.ua

Кроме того, не стоит переоценивать роль украинского вопроса в польской политике.

“На самом деле, в Варшаве довольно плохо представляют, чем Зеленский отличается от Порошенко. Нормальной, полноценной встречи с новой властью такого потенциально важного союзника как Украина еще не было. Для польской власти Украина, по сравнению с другими государствами, как бы не существует. И это очень плохо”, – пояснил Бронятовски.

Таким образом, наполнение отношений конструктивом, развитие уже существующих инициатив и предложение новых – главная задача Украины. Именно реальная пустота (в отношениях), а не вопрос истории – настоящая проблема двусторонних отношений. Более того, государствам, которые будут заняты реальным и масштабным сотрудничеством в экономике, оборонной отрасли и будут осуществлять согласованную региональную политику, просто некогда будет заниматься спорами вокруг событий исторического прошлого.

Венгрия

Отношения между Украиной и Венгрией до недавнего времени были беспроблемными. Эта страна первой признала независимость Украины и поддерживала нас на международной арене, несмотря на внутриполитические перипетии. Особенно венгры радовались статусу и правам, которыми пользовалась венгерская община в Закарпатье. И именно изменения в украинском законодательстве относительно языка преподавания в средних школах, в частности, в местах компактного проживания этнических сообществ, привели к настоящему кризису в двусторонних отношениях.

Другую реакцию со стороны венгров в вопросе введения новых правил языка преподавания мог ждать лишь тот, кто ничего не понимает во внутренней политике Венгрии. Территориальные потери Венгрии после мировых войн трактуются страной как национальная катастрофа, а большое внимание к венгерским общинам на территориях соседей – неотъемлемая составляющая политики всех венгерских правительств.

“У венгров довольно прагматические подход и требования, от которых руководители Венгрии не будут отступать. Это системная, продолжающаяся политика правящей партии, которая поддерживается обществом. Поэтому не стоит ждать изменений позиций Венгрии. Тем более, что венгры могут действовать с более выгодной позиции. Ведь Украине больше нужна поддержка Венгрии, по вопросам ЕС и НАТО, чем Венгрии нужна поддержка Украины”, – считает Николай Капитоненко.

В результате введения законодательных норм, которые не были согласованы с представителями этнических общин, Украина оказалась в довольно сложной международной ситуации.

“Консолидированная община венгров Закарпатья имеет сильные позиции, в том числе и в европейском правовом поле. Эффективная и надежная защита национальных меньшинств – одна из главных обязанностей государства в европейской системе ценностей, и поэтому в условиях евроинтеграционных стремлений Украины венгерские требования попадают в тренд”, – пояснил Капитоненко.

Поэтому не получится просто игнорировать эту ситуацию или выйти из нее с помощью формулы “оставить историю историкам” (как в ситуации с Польшей, – “Апостроф”).

Празднование 169-й годовщины венгерской революции, Берегово, УкраинаФото: UNIAN

В нынешних условиях обе страны теряют от продолжения и обострения конфликта. Украина получает совершенно ненужные проблемы на своих западных границах и дополнительные тормоза в дальнейшем сближении с НАТО и ЕС. Венгрия также хочет как можно скорее уладить проблемы – и визит венгерского президента на инаугурацию Зеленского стал красноречивым сигналом подтверждения этого.

И действительно – новая украинская власть сможет достаточно быстро выйти из конфликта. Но это произойдет при условии, если Киев найдет новые подходы и решения.

Румыния

Отношения Украины и Румынии стоят в тени по сравнению с проблемами в отношениях с Польшей или Венгрией. Но так было не всегда. Изо всех взаимных претензий с западными соседями, именно противоречия с Румынией в свое время вышли на самый высокий уровень – два государства судились в международном арбитраже из-за территориального статуса острова Змеиный и прав на разработку Черноморского шельфа. Решение международного суда стало воплощением истинного компромисса – не удовлетворив полностью требования ни одной из сторон. Территориальный статус острова Змеиный остался неизменным, но доступ к месторождениям черноморского шельфа – настоящего предмета противостояния – получила Румыния.

В румынском обществе также существуют группы, которые поддерживают идеи территориальных претензий к Украине. Вокруг этой проблемы периодически вспыхивают информационные провокации. На одну из таких несколько месяцев назад повелся военный прокурор Анатолий Матиос, подняв переполох из-за видеоролика на YouTube. Существуют также схожие с венгерскими проблемы, связанные с жизнью румынской общины в Украине, а также “раздачей” румынских паспортов консульскими структурами в приграничных регионах. Тем не менее, Бухарест сейчас старается держаться в тени. Очевидно, интересы региональной безопасности в данной ситуации преобладают.

“Раньше Румыния традиционно считалась региональным соперником Украины, когда наше государство еще было сильным черноморским игроком. Но это осталось в прошлом после аннексии Крыма, и в украино-румынских отношениях возникли качественно новые условия, когда Румыния стала нашим партнером и союзником. Как и нам, Румынии не нужно доминирование России в Черном Море. Как и Украине, Румынии нужно усиление НАТО в этом регионе. Также Румыния играет значительную роль в Приднестровском конфликте, который также важен для нас, и является серьезным вызовом региональной безопасности”, – отметил Николай Капитоненко.

Замороженный конфликт в Приднестровье может стать как окном возможностей, так и источником проблем в украино-румынских отношениях. С одной стороны – Украина и Румыния заинтересованы в его решении на невыгодных России условиях. С другой – взгляды Украины и Румынии на будущее Молдовы очень отличаются.

Конфликт в Приднестровье может стать как окном возможностей, так и источником проблем в украино-румынских отношенияхФото: gettyimages.com

Учитывая, что в украино-румынских отношениях есть как положительные тенденции, так и риски, главная задача новой украинской власти – не “наломать дров”. Кроме того, в отношениях с Румынией, как и в случае с другими упомянутыми государствами, необходим переход от фрагментарного реагирования на полноценную стратегию сотрудничества.

Что говорит власть

Новая стратегия отношений с соседями очень напрашивается в реалиях внешнеполитической жизни Украины. Есть ли она у команды президента Зеленского –вопрос открытый. Тем не менее, определенные черты будущих внешнеполитических подходов новой украинской власти все же можно попробовать установить. Богдан Яременко, народный депутат от “Слуги народа” и вероятный глава комитета ВР по вопросам внешней политики раскрыл “Апострофу” свое видение проблем и перспектив отношений Украины с соседями.

“Основная проблема, которую я вижу в отношениях Украины с соседями-членами ЕС – это серьезное отставание в степени и темпах экономического и социально-гуманитарного развития, что приводит к вымыванию кадровых и трудовых ресурсов Украины. Понятно, что эту ситуацию нужно исправлять, догонять в темпах развития страны Европейского Союза. И параллельно думать, как мы будем “закрывать” демографический кризис”, – отметил Богдан Яременко.

Новоизбранный парламентарий считает, что в отношениях с соседями сейчас не надо акцентировать внимание на проблемах исторического или языкового характера – хотя еще недавно он был достаточно острым и радикально настроенным в отношении Венгрии и Польши.

“С моей точки зрения, правительствам и парламентам вообще не стоит заниматься вопросами оценки исторических событий, особенно когда они выходят за пределы национального восприятия, и не надо втягиваться в оценки соседними государствами событий, фигур и тому подобное. Большинство наших проблем формируются именно из-за отставания Украины в развитии. Когда наши соседи убедятся, что Украина является сильным и самодостаточным государством, тогда с их стороны будет меньше подобных претензий и посягательств”, – пояснил нардеп.

Румынско-украинские отношения Яременко охарактеризовал такими, которые двигаются в направлении серьезного партнерства.

“Румыния – это то государство, с которым мы разделяем понимание стратегии развития. И мы разделяем видение угроз, в частности, российской экспансии в регионе. Это может сделать Румынию стратегическим партнером Украины, и в перспективе, если мы приложим необходимые усилия – даже союзником. Кроме того, важно говорить с Румынией и Молдовой о решении проблемы безопасности Приднестровья, которая, с одной стороны, является вызовом для отношений между странами, но вполне может стать и объединяющим фактором”, – убежден Богдан Яременко.

Стоит заметить, что такие акценты на совместном понимании стратегии развития и усиления экономического сотрудничества для урегулирования проблем с соседними странами вряд ли являются сильным или хотя бы содержательным ответом на существующие вызовы в отношениях с западными соседями. Но это пока единственное, что может услышать украинское общество от Зе-команды в отношении соседних стран.

Богдан Яременко: Правительствам и парламентам вообще не стоит заниматься вопросами оценки исторических событийФото: UNIAN

Остается надеяться, что отсутствие полноценной новой внешнеполитической стратегии – явление временное, обусловленное периодом избирательной лихорадки и перехода власти.

Что делать

“Украинской власти нужна полноценная новая политика добрососедства – комплексная стратегия политических, экономических, гуманитарных, человеческих отношений с западными и другими соседями”, – убежден дипломат, советник МЦПИ Василий Филипчук.

Поэтому нужно быстро решить самые острые вопросы с соседними странами, сбалансировать двусторонние отношения и сфокусировать работу над урегулированием важных практических проблем (прежде всего – режим пересечения границы, пограничная инфраструктура, борьба с контрабандой и т.д.) и разработкой новой комплексной долгосрочной политики добрососедства.

Дипломат подчеркнул, что отношения с каждой соседней страной потребуют отдельной политики с набором инструментов в соответствии с целями, задачами, ситуацией, угрозами и вызовами в каждом конкретном случае.

“Потенциально простыми направлениями для урегулирования существующих двусторонних проблем могут быть Польша и Венгрия. Достижение договоренностей с ними – это “быстрые успехи”, которые так нужны Зеленскому на внешнеполитическом направлении. Огромное пространство для работы и возможностей открывают Молдова и Румыния. Инвестиция определенного объема усилий в отношения с обеими странами может позволить достаточно быстро снять острые проблемы и вывести сотрудничество на высокий уровень”, – добавил Василий Филипчук.

Он также призывает не оставить без внимания Беларусь, в отношении которой необходимы сверхактивная экономическая политика, выравнивание торгового баланса и серьезный комплекс двусторонних мероприятий по вопросам политики безопасности.

Другое направление, по словам господина Филипчука – это страны Южного Кавказа, где Украина сохраняет серьезные интересы. Но наша лидерская роль как альтернативного Москве центра силы в последние годы ослабла. В этом контексте требуется восстановление ГУАМ и активизация на азербайджанском и грузинском направлениях.

“Принципиальным также является вопрос привлечения Украины к Инициативе трех морей. Приглашение нас в эту Инициативу должно стать тестом на предмет серьезности отношений с США, как и привлечение к 16+1 – отношений с Китаем (формат сотрудничества КНР и стран Центральной и Восточной Европы, сосредоточенный на экономических и инвестиционных связях, – “Апостроф”) “, – резюмировал дипломат.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.