Анализируя ход президентской кампании, следует держать в уме, какие цели ставит перед собой каждый из вероятных претендентов на президентство, – пишет 112. Одни рассчитывают на победу, другие – на выборы в Раду, а третьи – что все сделают за них

– Папа, зачем лошади бегут по ипподрому?

– Первая получит приз.

– А зачем тогда бегут другие?

Говоря о том, что поведение украинских политиков этой осенью обусловлено президентскими выборами, не стоит забывать, что все они имеют разные планы на президентскую кампанию. Кто-то всерьез готов бороться за президентское кресло, кто-то поборется за победу, но вполне будет доволен и призовым местом в первой тройке или пятерке, а для кого-то президентская кампания – это, скорее, “парламентский” трамплин.

Поэтому, анализируя поведение украинских политиков, стоит держать в уме цели, которые ставит перед собой каждый из вероятных кандидатов в президенты.

Первые на булаву

Наибольшие шансы на победу (если комплексно оценивать потенциал кандидатов, а не только по результатам опросов) имеют Петр Порошенко и Юлия Тимошенко. Рейтинг действующего президента не выше, и даже ниже, чем всегда имеет власть “по умолчанию” (по сентябрьскому опросу Центра Разумкова – 7%). Но шансы Порошенко на победу поясняются не только его высокой мотивацией, но и тем, что президент контролирует исполнительную вертикаль, финансовый ресурс, широкие силовые полномочия и может использовать средства государственного бюджета.

Официальной программы Петр Порошенко пока не представил. Единственное, на что по-настоящему можно ориентироваться, – это достижения первого срока (к примеру, безвизовый режим с Евросоюзом и усиление обороноспособности), а также его формула-триада “армия-язык-вера”. С точки зрения предвыборной стратегии это означает, что консервативно-конформистский электорат президент планирует расширять за счет националистически ориентированных граждан.

У Юлии Тимошенко сегодня – первое место в абсолютно всех соцопросах. И, похоже, достаточный финансовый ресурс. В то же время у нее есть две основные проблемы. Во-первых, за долгие годы политической деятельности она нажила слишком много врагов, как внутренних, так и внешних. Во-вторых, проблемы с расширением базового электората. Поэтому одна из свежих предвыборных “фишек” от Леди Ю – “Новый курс”, с одной стороны, должна придать ей новизны, а с другой, убедить избирателей, что у Тимошенко все же есть программа реформ.

Однако в ключевом вопросе – войны и мира – Тимошенко вынуждена быть крайне осторожной. В своих публичных заявлениях она предстает однозначным сторонником жесткого давления на Россию и самопровозглашенные “ДНР” и “ЛНР”, однако акцент на этом не делает. Может, рассчитывает в гипотетическом втором туре на голоса “бело-синего” электората?

За победу может побороться и вероятный единый кандидат от оппозиционных Майдану сил. По данным группы “Рейтинг”, опубликованным 22 августа, сегодня 70% украинцев считают, что страна идет в неправильном направлении. Эти 70% – потенциальные оппозиционные избиратели. Вопрос только в том, удастся ли оппозиции убедить миллионы граждан, настроенных критично к действующей власти.

Также то, что 70% украинцев недовольны нынешней властью, означает, что кандидат от оппозиции обладает высокими шансами на выход во второй тур. Но остается интригой, кто именно станет этим единым кандидатом. Потенциальных претендентов хватает – Юрий Бойко, Вадим Новинский, Александр Вилкул, Вадим Рабинович, Михаил Добкин. И именно количество в итоге может стать основной причиной того, что даже “задача-минимум” со стороны оппозиции в президентской гонке рискует быть не выполнена.

Смогут ли оппозиционеры привлечь на свою сторону миллионы оппозиционных избирателей – вопрос открытый. Пока что первую внятную рабочую формулу, как консолидировать нынешнюю оппозицию, озвучил Виктор Медведчук в интервью “Страна.ua” – объединяться не вокруг личности, а вокруг общей платформы. При этом, кстати, уточнив, что сам не планирует баллотироваться в президенты.

Предложение вполне логичное, так как условный “бело-синий” избиратель сейчас действительно хочет голосовать не за личность, а за альтернативный курс восстановления страны в целом. Поэтому “нахрап” в объединении вокруг одной личности приведет к отторжению немалой части и политических элит, и избирателей еще на подготовительном этапе. Дело даже не в том, хороший кандидат или плохой – он просто может нравиться одной группе избирателей, но не нравиться другой. К примеру, по данным того же опроса “Рейтинга”, за “Оппоблок” готовы голосовать 8%, “За життя” – 7%. И мы прекрасно понимаем, что эта разница формируется во многом из отношения к лидерам партий.

Если же нынешняя оппозиция пойдет на выборы разными колоннами, этот поход имеет шансы на успех лишь при условии, что кандидаты и руководители оппозиционных партий заключат пакт о ненападении и будут координировать свои действия. То есть – речь идет о той же консолидации вокруг интересов, идеологии и программы действий, которую предложил оппозиционерам Медведчук.

Импортные кандидаты

Особую категорию составляют кандидаты, которые не имеют ни электоральных, ни административных шансов на победу, однако рассчитывают на то, что президентскую булаву им попросту вручат из-за океана. Это Анатолий Гриценко и Святослав Вакарчук. И хотя такой сценарий маловероятен, пока все же не станем его исключать.

Дело не в том, что условному Западу не хотелось бы иметь полностью подконтрольного президента – конечно, хотелось бы. Но объективная проблема состоит в том, что его все-таки нет и создать “по щелчку пальца” не получится. Поведение – и Анатолия Гриценко, и Святослава Вакарчука – говорит преимущественно о том, что на данный момент решение по ним не принято. И с каждым днем шансов на это все меньше. Ведь моделируемую победу еще нужно воплотить технически, для чего нужны ресурсы: финансовые, организационные, человеческие… А с ними как раз есть большая проблема – они ведь, при всем желании, не могут появиться на пустом месте. Работу нужно было бы начать уже сейчас – она, увы, не начинается. Анатолий Гриценко (и в особенности его супруга и соратница Юлия Мостовая) пытается собирать средства, партийную структуру ему обещают построить спонсоры… А Святослав Вакарчук, как мне кажется, просто ждет стартового сигнала в надежде, что все сделают за него.

Единственно возможный в таких условиях вариант – использовать уже существующую в национальном масштабе “избирательную машину”. Но такой сейчас “машины” нет. Не существует и “старого-доброго” админресурса в привычном виде –  ведь даже выборы “Солидарности” в отдельных округах и территориальных общинах обеспечивались предельной концентрацией ресурсов – и не всегда успешно. А деньги в США считать умеют, и память у них хорошая.

И жить на эти 2%

Есть также у нас и “претенденты в президенты”, трезво рассматривающие свои электоральные шансы. Они прекрасно понимают, что президентство – не для них, но благодаря участию в выборах можно приумножить политический капитал.

Олег Ляшко на прошлых президентских выборах занял “почетное” третье место, смог удержать электорат до парламентских выборов – и удачно “монетизировал” свой личный кандидатский успех в виде фракции Радикальной партии в Раде. Правда, сотрудничество с властью стоило ему в итоге изрядно подмоченной репутации (не секрет, что Ляшко подозревают в сотрудничестве с Банковой по приказу его спонсора Рината Ахметова). Но все же предстоящая кампания – отличный повод для него напомнить избирателям о себе и использовать президентские выборы как трамплин для выборов в Верховную Раду.

Сергей Тарута, чья “Основа” на данный момент существует преимущественно в медиапространстве (и вряд ли успеет развернуть структуры по всей стране до выборов) – рассчитывает “откусить” голоса  у Юлии Тимошенко в южных и восточных областях. Соответственно, раскрутка Таруты и его партии выгодна всем политическим группам влияния, которые выступают против Тимошенко.

Наверняка мы увидим и других претендентов. Могут “запустить” Владимира Зеленского, могут появиться другие кандидаты-“спойлеры”, целью которых станет отбор голосов у кандидатов первого звена. Если отдельные проекты окажутся удачными (наберут хотя бы 2-3 процента), возможна их “пролонгация” уже под выборы парламентские.

В целом фрагментированность политического поля Украины приведет к значительному количеству кандидатов на этих президентских выборах. Как следствие – в течение кампании будут образовываться самые необычные союзы. И в таких условиях многое будет решать именно период между первым и вторым туром – кто с кем сумеет договориться.

Однако практика президентских выборов (самый свежий пример – 2010 год) показывает: те кандидаты, кто уже перед первым туром сможет добиться максимальной консолидации поддержки избирателей, получат хорошие шансы победить во втором.

Юлия Комарова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.