“(…) Из-за экспоненциального распространения COVID-19 система российского здравоохранения рискует взорваться. Хотя в России разрушительные последствия пандемии до сих пор представлялись более ограниченными, чем в Европе или в Соединенных Штатах, страна занимает 12-е место в мире по количеству зараженных, однако в последние дни их число переживает головокружительный взлет: в течение одних суток в воскресенье 6060 новых случаев, общее число зараженных составляет 42 853 человека, две трети зарегистрировано в Москве, и 361 случай смерти, на 48 больше, чем днем ранее. Эксперты говорят, что людские потери могут быть значительно тяжелее, поскольку органы здравоохранения сами признали, что тесты недостаточно надежны, а перегруженные центры тестирования медленно предоставляют результаты “, – пишет журналист Le Figaro Ален Барлюэ.

“(…) Некоторые больницы уже переполнены до предела, особенно в Москве, где 12 млн жителей сидят на строгом карантине под контролем камер наблюдения и электронных пропусков. Регионы в целом до сих пор менее затронуты, чем столица, однако беспокойство усиливается перед лицом роста волны, которая угрожает захлестнуть центры здравоохранения и провинциальные больницы, зачастую хуже обеспеченные врачами и оборудованием, чем Москва”, – говорится в статье.

“Новый коронавирус обнажил слабые стороны системы здравоохранения, унаследованной от СССР, чьи недостатки усугубляются реформами, начатыми Владимиром Путиным после 2012 года. Результаты этой так называемой политики “оптимизации”: ликвидация тысяч должностей медперсонала и коек для пациентов, закрытие сотен больниц по всей стране и усиление региональных различий, ставших столь очевидными из-за нынешнего кризиса”, – указывает журналист.

“Эпидемия коронавируса выявила недостатки реформы системы здравоохранения”, – считает экономист Андрей Клепач, отмечая, в частности, сокращение числа врачей, специализирующихся на инфекционных заболеваниях. По мнению эксперта, “российские власти не извлекли уроков из таких пандемий, как свиной грипп, показавших, как быстро вирусы могут распространяться по всему миру”.

“(…) Главная проблема – это нехватка мест в больнице”, – сказал Le Figaro председатель независимого профсоюза работников скорой помощи Дмитрий Беляков. “Поэтому мы вынуждены размещать больных очень далеко от их дома, иногда в 100 километрах”, – добавляет он. “Несколько лет назад была закрыта Московская эпидемиологическая больница ? 3”, – поясняет Дмитрий Беляков. “Если бы из-за этой реформы не было ликвидировано столько больниц, мы бы не оказались в таком положении. Наши чиновники объясняли, что больных вполне можно лечить в домашних условиях. На самом деле, цель была коммерческой. Здания продавались частным лицам, о больных никто не думал…”, – осуждает он.

“По данным официальной статистики, с 2011 года количество врачей, специализирующихся в области эпидемиологии, сократилось на 10%. С 1990 года количество коек, предназначенных для лечения этих заболеваний, сократилось более чем вдвое, со 140 тыс. до 59 тыс. Только в Москве количество коек уменьшилось с 4823 до 2200. Как сообщается, в стране насчитывается около 50 тыс. аппаратов ИВЛ, но многие из них находятся в нерабочем состоянии”, – пишет Le Figaro.

“(…) Существует множество свидетельств о крайней необеспеченности медперсонала средствами защиты. Речь идет о явном дефиците масок, перчаток, термометров, дезинфицирующих средств, комбинезонов, – отмечает автор статьи. “На прошлой неделе наше отделение получило 100 масок, этого едва хватит на три дня работы. Поэтому нас попросили сшить их самим. Коллеги покупают строительные маски”, – рассказывает Руслан Уразгалиев, заведующий отделением ларингологии детской больницы в Великом Новгороде, в 500 км от Москвы.

“Перед лицом подобной ситуации власти во главе с Владимиром Путиным в конце концов объявили всеобщую мобилизацию. Больница на 900 пациентов, решение о строительстве которой было принято 10 марта, уже в понедельник открывается в пригороде Москвы, являющейся эпицентром кризиса. Для подкрепления были вызваны 600 студентов-медиков. 24 больницы будут преобразованы с тем, чтобы обеспечить 21 тыс. коек. Доведенному до изнеможения медперсоналу пообещали доплаты, хотя худшее для него еще впереди”, – резюмирует Ален Барлюэ.

Источник: Le Figaro