1. Налог на выведенный капитал

Налог на выведенный капитал (НнВК) относится к разряду тех вопросов, относительно которых эксперты никак не могут прийти к консенсусу.

Сторонники НнВК поясняют, что поскольку сегодня существенная доля прибыли выводится из страны, стимулирование реинвестиций является важным шагом к удержанию прибыли в стране.

Противники напоминают, что сегодня налог на прибыль платят, в основном, иностранные компании и крупные финансово-промышленные группы. И введение НнВК приведет к тому, что несколько крупнейших компаний страны получат налоговую экономию.

Когда?

Как бы там ни было, а немало экономистов видят логику в том, что если пять лет страна куда-то шла, но сегодняшний результат не устраивает, логично было бы все же сменить направление.

– Для меня очевидно, что если мы хотим другого результата для нашей экономики, нужно двигаться в противоположном направлении, – считает аналитик Даниил Монин. – Во-первых, принцип “своим – все, чужим – закон” должен быть заменен на “всем закон”. Второе направление движения – это упрощение правил, особенно это касается бизнес-среды. Исходя из этой логики, запуск НнВК – положительный закон.

И хотя за него еще придется побороться, говорит Монин, вполне реально, что закон заработает уже с 1 января 2020 года.

2. Транзит газа

Упорство, с которым Россия строит газопроводы в обход Украины, не оставляет шансов нашей ГТС: если сегодня ничего не поменять, то через три-четыре года она станет убыточной.

Эксперты уже не первый год предлагают отменить воинственную риторику в газовом вопросе и, наконец, уяснить, что отечественная ГТС – это просто транспортная компания, и чтобы она функционировала, ей нужен товар – российский газ. Поэтому чем раньше стороны сядут за стол переговоров, тем лучше будет именно нам.

Когда?

По словам экономиста Андрея Мартынюка, единственной надеждой украинской трубы была смена власти и приход в “Нафтогаз” менеджеров, способных договариваться. Первый шаг сделан, и это уже немало.

Заключение транзитного договора с Россией – это одна из основных проблем, ведь нынешний действует только до конца текущего года.

– Успеть можно, если понимать, какую цель ставит перед собой Украина, а цели будет формировать Зеленский, – считает член Наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук. – Нам нужно сохранить транзитный газовый потенциал Украины. Завершение транзитного газового контракта 1 января 2020 года и пассивность “Нафтогаза” в решении этого вопроса закладывают мину замедленного действия для президента Зеленского. Ведь этот вопрос является критическим для ЕС.

3. Снижение тарифов

Тарифы – настолько наболевший вопрос для украинцев, что они регулярно называют его в числе проблем, которые нужно решить в первую очередь.

– Перед президентом Зеленским стояла сложная задача: как определить задачи Украины и украинцев на следующие 5 лет в энергетическом секторе? – прокомментировал выступление нового президента Юрий Корольчук. – Сказать украинцам, чтобы и дальше занимались за свои деньги энергоэффективностью или требовать объективных, а не псевдорыночных тарифов? Фактически единственное, что сказал Зеленский об энергетике – это слова о “шокирующих тарифах”. Это вселяет веру в то, что его позиция об определении объективности в этом вопросе и снижении завышенных тарифов на газ будет однозначной.

Когда?

По мнению Андрея Мартынюка, ответ на вопрос, когда нужно решение по тарифообразованию, может быть только один: вчера! В то же время, говорит эксперт, как бы не ожидали избиратели Зеленского снижения тарифов, этого, вероятнее всего, не произойдет.

В то же время Юрий Корольчук полагает, что остановить беспредел “Нафтогаза” относительно необоснованного роста тарифов на газ Зеленскому вполне по силам. И монопольная “вакханалия” “Нафтогаза” на рынке вместе с печально известными “премиями” Коболева несомненно должны оказаться в поле зрения нового президента.

4. Сотрудничество с МВФ

Эксперты говорят, что без пресловутых “денег МВФ” мы сможем обойтись только до конца года, а дальше будет сложнее.

– Возвращение долгов в 2019-м можно закрыть за счет внутренних резервов, но с риском их уменьшения до критической черты, – отметил в комментарии “КП” в Украине” аналитик Алексей Кущ. – В 2020-м возникает риск сезонных разрывов и технического дефолта, а в случае резкого замедления мировой экономики – риск полноценного дефолта. С 2021-го года начинается стабильно тяжелый период, когда значительную часть средств придется извлекать из экономики на внешние выплаты, поэтому до 2030-го есть риск полного обескровливания экономики.

Когда?

Скорее всего, сотрудничество с МВФ будет заблокировано до окончания парламентских выборов и формирования новой коалиции и нового состава правительства, говорит Алексей Кущ.

– До этого момента будет устроен тотальный “разврат” с нарушением всех мысленных структурных маяков, а затем “новые лица” с политическим “ботоксом” в очередной раз призовут народ затянуть пояса, и с МВФ будет подписана новая программа, – прогнозирует эксперт. – На сей раз речь о возврате к предыдущему формату расширенного финансирования. Там будут “зашиты” требования относительно рынка земли, борьбы с коррупцией и полная либерализация тарифов, а также ужесточение субсидиарной и пенсионной политики. Борьбу с коррупцией будут успешно саботировать до следующего политического цикла, а все остальное очень быстро выполнят. И МВФ это устроит.

5. Налоговая амнистия

Уже не один раз представители Владимира Зеленского говорили о налоговой амнистии. В частности, по мнению Данилы Гетманцева, если украинские олигархи будут рассчитывать на амнистию, они раскроют свои активы за границей и легализуют свои доходы, наполнив экономику страны так необходимым для ее развития ресурсом.

При этом, добавляет эксперт, не стоит путать амнистию капитала с антикоррупционной борьбой. Амнистия капитала не касается чиновников, которые уже давно вывели свои капиталы на свет божий и подают электронные декларации. На доходы, добытые преступным путем, полученные от коррупции или торговли людьми, амнистия не распространяется. И если какой-то условный коррупционер воспользуется амнистией, а потом будет доказано, что он является преступником, деньги будут конфискованы.

Когда?

– Если подходить с умом, то здесь должна быть достаточно простая последовательность действий, – говорит Алексей Кущ. – Вначале бизнесом, государством и обществом определяется консенсусная равновесная точка фискальной нагрузки – то есть устраняется базовая предпосылка формирования теневой экономики. Затем происходит амнистия теневых активов (а не коррупционных капиталов), далее – переходный период. И наконец, введение жестких механизмов контроля на принципах равного применения правосудия. В таком варианте понадобится год на период фискального маневра, три года – на переходный период, еще год – на имплементацию новых механизмов контроля. То есть за пять лет все можно успеть.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.