Сегодня свой первый брифинг дала мовный омбудсмен Татьяна Монахова. Или, как ее уже прозвали в народе – “шпрехенфюрер”. Которая будет защищать украинский язык, подавая в суды на тех, кто на нем не говорит, – передает Страна. 

“Страна” уже рассказывала, кто такая Татьяна Монахова. Она – доцент из Николаева и сторонник украинизации. В том числе принудительных методов ее внедрения. Ее идеал – это “гомогенный монолит украинства”. То есть не разнообразная Украина, а сугубо украиноязычная.

Сегодняшняя конференция, организовання Минкультуры, пролила новый свет на убеждения и планы Монаховой. Приводим ее основные заявления.

“Машина защиты украинского языка”

Начала Татьяна свой брифинг с заявления о мифологизации мовного закона. Что все неправильно его понимают. Мол, в частной сфере он никак права людей не ограничивает.

“Однако если человек предстает перед государством как гражданин и обращается к государству: защити меня, научи меня, вылечи меня, дай мне работу – то тут государство требует использования государственного языка”, – объяснила суть закона Монахова.

Очевидно, что сказанное – неправда. Закон переводит на украинский язык всю частную сферу услуг – рестораны, отели, магазины. Книгоиздательство и прессу. И даже позволяет себе вмешиваться в частный документооборот.

То есть речь о полной украинизации публичной сферы, а не только “общения гражданина с государством”.

Да и указанная цитата звучит двусмысленно: будто мы просители у государства, а не налогоплательщики, за счет которых оно существует.

Монахова успокоила, что уголовной ответственности за нарушение закона нет – есть только штрафы от 20 до 700 необлагаемых минимумов. “На сегодня это 9800-11700 грн”, – уточнила омбудсмен.

Она сказала, что ее задача на ближайшие полгода – “запускать юридическую машину защиты украинского языка”. Позже Монахова уточнила, что в ее ведении будет юридический отдел для подачи исковых заявлений и департамент лингвистической экспертизы.

Также будет создана Общественная коллегия, куда пригласят “всех активистов по защите государственного языка”. Куда Монахова уже позвала своего главного конкурента на место мовного омбудсмена – Тараса Креминя.

Ударная украинизация Донбасса

У Монаховой спросили, как она относится к региональному статусу русского языка – этот вопрос муссируется в связи с темой реинтеграции Донбасса.

Омбудсмен заявила, что статья 10 конституции декларирует украинский язык как единственный государственный. “Антиконституционных вещей вы от меня не услышите”, – сказала Монахова.

Отметим, что та же статья обещает и свободное развитие русского языка. Однако омбудсмен этого не упомянула. Зато сказала, что Донбасс будут украинизировать усиленными методами.

“Там существует проблема фактического отсутствия государственного языка в тех публичных сферах, которые предусмотрены законом. И очевидно мы будем разрабатывать целую стратегию мер – гуманитарных, культурных. Нужно людей не только штрафовать, а еще и мотивировать переходить на украинский язык”, – заявила омбудсмен.

“В личном, неформальном общении они могут использовать тот язык, какой им комфортнее”, – позволила Монахова.

О выводах Венецианской комиссии

Монахова прокомментировала тезисы, которые опубликовала недавно Венецианская комиссия к мовному закону.

В них говорилось о том, что права нацменьшинств не учтены вообще, и без отдельного закона, который бы их защитил, языковой закон является дискриминационным.

Впрочем, там отмечалось и другое: что заложенные в мовное законодательство возможности к изучению украинского – это плюс. На этом и сделал упор Монахова. Заявив, что остальное будет утчено в разрабатываемом сейчас законе о нацменьшинствах.

“И вот там все эти пожелания будут приняты к рассмотрению. Очевидно, что будет готовиться официальный ответ и реплики наши на эти замечания”, – сказала Монахова. То есть Украина не будет однозначно принимать рекомендации Венецианки, а намерена их оспаривать.

Находящийся рядом замминистра культуры Анатолий Максимчук уточнил, что у Венецианской комиссии есть вопрос, почему Киев разделяет языки коренных народов и нацменьшинств из стран ЕС и всех остальных. “Это вопрос диалога”, – заявил он.

Монахова же уточнила, что в разработке закона о нацменьшинствах участия не принимает. Но повторила уже звучавший ранее тезис, что русские, живущие в Украине, имеют страну, которая защищает русский язык – это Россия. Поэтому они коренным народом и не считаются.

Это крайне странный тезис. Интересно, каким образом технически Россия защитит их права на территории Украины? Или это завуалированное предложение эмигрировать в РФ? То есть, судя по всему, новый закон о нацменьшинствах только подтвердит дискриминацию самого крупного нацменьшинства.

Что будет со сферой услуг

Монахова заявила, что штрафовать работников сферы услуг будут не сразу. Сами они должны обращаться к клиентам на украинском языке. Но если клиент переходит на русский, то ему можно отвечать на русском.

“То же самое и в медицинской сфере. … Если пациент с врачом согласовали, что для них более комфортным будет другой язык общения, устно. То есть пришел человек и расспрашивает о своем здоровье. И хочет это услышать на армянском языке. И врач знает армянский и может по-армянски объяснить – это не запрещается законом”, – сказала омбудсмен, старательно обходя упоминание русского языка.

У Монаховой спросили, как быть с детскими кружками в Киеве, которые, по словам журналиста, в большинстве своем русскоязычные – из-за того что дети говорят по-русски. Омбудсмен заявила, что все кружки обязаны переходить на украинский язык.

“По умолчанию должен быть украинский язык. Это значит, что на первый раз им разъясняют закон, а на второй происходит штраф. Все это есть в законе”, – сказала Монахова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.