“Новый переговорщик президента Трампа по контролю над вооружениями планирует в ближайшее время встретиться со своим российским коллегой, чтобы обсудить новое предложение США по далеко идущему соглашению об ограничении всех ядерных боеголовок в России, Китае и США, сообщили американские чиновники. Это ознаменует собой первый раз, когда администрация Трампа начнет переговоры по соглашению, которое должно заменить договор СНВ-III, распространяющийся на ядерные вооружения России и США высокой дальности: его срок действия истекает в феврале”, – пишет The Wall Street Journalв эксклюзивном материале, передает Инопресса.

“Известие о новых переговоров появилось на фоне того, как администрация Трампа приняла решение о выходе из другого старого соглашения – отдельного Договора об открытом небе, которому почти 30 лет и которое было призвано уменьшить риск войны между Россией и Западом”, – указывает газета.

“Маршалл Биллингсли, занявший в прошлом месяце пост представителя Трампа по контролю над вооружениями, начнет новые переговоры с заместителем министра иностранных дел России Сергеем Рябковым. Они работают над финализацией повестки дня встречи, которая, вероятно, состоится в Вене”, – сообщается в статье.

“Мы договорились, что, учитывая ситуацию с Covid-19, мы встретимся как можно скорее, чтобы начать переговоры”, – сообщил высокопоставленный представитель администрации Трампа.

“Новое предложение США гораздо более амбициозно, чем СНВ-III от 2010 года, не в последнюю очередь потому, что США стремятся убедить Китай присоединиться к переговорам. Представители США заявили, что широкомасштабная сделка необходима из-за прогнозируемого роста ядерных арсеналов Китая и России, – говорится в публикации. – Критики предупреждают, что стратегия администрации Трампа похожа на перегиб – и может привести к тупику, который подорвет существующую систему контроля над вооружениями, которая уже начала разрушаться. Обеспокоенность по поводу перспектив контроля над вооружениями высказали европейские чиновники после того, как госсекретарь Майк Помпео заявил, что США уведомят участников Договора об открытом небе за 6 месяцев о том, что они выходят. Это соглашение позволяет Западу и России проводить разведывательные полеты с целью формирования уверенности, что не планируется атака. США обвинили Россию в том, что она отказывает западным самолетам в пролетах над ее территорией. Отстаивая свое решение, Трамп заявил, что он будет стремиться поддерживать хорошие отношения с Россией, развивая другие соглашения по контролю над вооружениями или, возможно, вновь присоединившись к Соглашению об открытом небе, если Москва рассеет опасения США. (…) Заместитель министра иностранных дел России Александр Грушко, по сообщению государственного информационного агентства РИА Новости, заявил, что США использовали “надуманные предлоги” при принятии своего решения и что это является частью модели “деструктивных шагов в сфере стратегической стабильности и безопасности”.

“Китай, обладающий гораздо меньшим ядерным арсеналом, чем США и Россия, неоднократно заявлял, что не будет участником трехстороннего ядерного соглашения. (…) Однако Биллингсли сообщил россиянам, что они должны помочь привлечь Китай за стол переговоров. По словам официальных лиц США, Америка планирует использовать дипломатические и, возможно, как намекают некоторые чиновники, экономические рычаги, чтобы настоять на участии Пекина”, – пишет издание.

“Я не собираюсь делать вид, что это будет легко. Это что-то новое: трилатерализация контроля над ядерными вооружениями, – сказал высокопоставленный представитель администрации Трампа. – У китайцев не такая история с проверками соблюдения соглашений о контроле над вооружениями, так что это будет для них опытом обучения, но мы ожидаем, что они пойдут на этот опыт”.

“Новое предложение США, в отличие от СНВ-III, также будет охватывать все ядерные боеголовки, включая те, которые складированные и те, которые установлены на системах ближнего действия”, – отмечается в публикации.

(…)

“Администрация Трампа отмечает, что планирует предложить более тщательные меры проверки, чем в рамках СНВ-III, в том числе – требование более обширного обмена телеметрическими данными о ракетных испытаниях и мер, которые позволяют быстрее проводить инспекции на местах (…), – передает издание.

“Переговоры по крупному договору в сфере контроля над вооружениями – это многолетний процесс, в связи с чем возникает вопрос о том, какие ограничения будут действовать, пока идут переговоры. Договор СНВ-III может быть продлен на 5 лет по взаимному согласию. Но чиновники Трампа намекнули, что США, возможно, не пойдут на это, пока не начнутся и не продвинутся новые трехсторонние переговоры”, – подчеркивает газета.

(…)

“Из всех будущих препятствий на пути к новому соглашению главное – убедить Китай присоединиться к нему. Китай имеет около 320 боеголовок, по данным Федерации американских ученых. Это небольшое количество по сравнению с 1750 единицами ядерного оружия, которые США развернули на своих системах высокой и малой дальности, из 3800 боеголовок, имеющихся в запасах США, согласно оценке группы. Разведывательное управление Министерства обороны США заявило, однако, что китайский арсенал, как ожидается, по крайней мере, удвоится в течение следующего десятилетия”.

“По словам Фрэнка Клоца, генерал-полковник в отставке и бывший глава Национальной администрации по ядерной безопасности, которая курирует разработку ядерного арсенала США, считает, идея вовлечения Китая в новое трехстороннее соглашение сопряжена с трудностями. Установление равных ограничений для китайских, американских и российских вооруженных сил не является вариантом в стремлении к новому соглашению, поскольку Вашингтон не хочет, чтобы Китай достиг нынешнего американского уровня. Пентагон также не хочет сокращать свои силы до уровня Китая. “Почему китайцы должны согласиться на то, чтобы ограничить себя трехсторонним соглашением со значительно меньшими количествами, чем США?, – задается вопросом Клоц. – Почему Россия или США должны согласиться позволить Китаю иметь количества, равные России и США?”

В написании статьи приняли участие Гордон Льюболд и Джеймс Марсон.