Долгие раздумья судьи Алексея Соколова над мерой пресечения для Петра Порошенко привлекли внимание к совещательной комнате, в которой служитель Фемиды якобы просидел с 17 по 19 января. Если раньше это помещение воспринималось как один из атрибутов правосудия – на уровне мантии и молотка, то сейчас народ живо интересуется, сколько может находиться в такой комнате судья, должен ли он там спать, как питается и справляет естественные потребности.

А еще – свято ли соблюдается тайна этой самой совещательной комнаты и с кем совещается судья, если решение принимает он один.

Этими же вопросами задалась и «КП в Украине».

Не есть, не пить, в туалет не ходить?

Классическая совещательная комната – это изолированное помещение, в которое входят и выходят двери из зала судебных заседаний. Суд выслушивает последнее слово обвиняемого либо доводы сторон гражданского процесса и удаляется в эту комнату, закрыв ее на замок. Выйти в зал судья имеет право только с готовым приговором или решением на руках.

Галина Каныгина. Фото: zib.com.ua

Но это в крупных судах. В маленьких – совещательной комнатой служит либо кабинет судьи, либо отдельное помещение с минимальными удобствами. Стол, стул, графин воды, иногда заварка и электрочайник. Даже ходило поверье, будто в былые суровые времена судьи, как снайперы перед заданием, не ели, не пили, чтобы не испытывать желание опорожниться и не отвлекаться на него мыслями от цели.

Конечно же, это миф. Ведра судьям никто не ставил, в туалет и покурить они выходили. А вот ночевать в совещательных комнатах при советском строе приходилось иногда и по три-четыре дня. Судья-спикер Верховного суда Галина Каныгина вспоминает, что ей рассказывали о таких курьезных случаях, когда в летнюю жару измученные духотой судьи тайком сбегали через окно, чтобы освежиться в местном пруду.

– Большинство моих дел пришлось на 2000-е годы. Тогда судьям, как и сейчас, разрешалось уходить домой на ночь, если работа над приговором требовала много времени. Мы могли приносить с собой еду или нам ее передавали. Но со всем остальным было очень строго. По особо серьезным делам возле совещательной комнаты даже выставляли охрану, – говорит судья.

С такими серьезными делами Галине Каныгиной не раз приходилось иметь дело. Она была председательствующим судьей на процессах об убийствах народного депутата Евгения Щербаня, экс-главы Нацбанка Вадима Гетьмана, директора телекомпании «ТОР» Игоря Александрова.

«Нас увозили и привозили под охраной»

Время пребывания судьи в совещательной комнате не ограничено. Условно говоря, от часа и до последней точки в приговоре.

– Дольше всего мне пришлось работать над приговором по делу об убийстве Евгения Щербаня, – вспоминает Галина Каныгина. – Приговор составил почти 200 страниц текста, в совещательной комнате мы провели 6 недель. Рано утром за мной приезжал автомобиль с охраной, до 8.00 я уже была в суде, потом так же привозили судей-заседателей. Работу заканчивали в 20.00 – 21.00. Вечером по домам тоже развозили под охраной.

Наша собеседница отмечает, что в то время было одно строгое правило: судья не мог браться за рассмотрение нового дела, не закончив начатое.

– Поэтому дела рассматривались планомерно и быстро, судей тогда было много. Сейчас запрет заниматься другими делами распространяется только на время пребывания судьи в совещательной комнате. Поэтому он может довести процесс почти до финала, объявить перерыв и рассматривать новое дело. В итоге все суды затягиваются на неопределенный срок, – говорит Галина Каныгина.

Судьи сейчас в дефиците. Поэтому даже строгое табу, наложенное на совещательную комнату, может нарушаться. В интернете можно встретить дела, где адвокаты оспаривают приговоры, потому что судей отвлекали от совещательного процесса к рассмотрению административных дел. Так, в 2019 году был отменен приговор грабителю и насильнику, потому что судья, официально находясь в совещательной комнате, слушала дело о ДТП.

Советуйся хоть с совестью, хоть с другом

Институт тайны совещания судей был учрежден в 1864 году в ходе судебной реформы Александра II. 603-я статья Устава гражданского судопроизводства провозглашала, что судьи должны удаляться в специальную комнату, куда ограничивался доступ.

Расчет был на коллегию судей или суд присяжных, но правило прижилось и в отношении одного судьи. Априори считается, что он совещается с законами и своей совестью, взвешивая все «за» и «против». Это касается не только уголовных, но и всех категорий дел – гражданских, хозяйственных, административных. Как говорится, семь раз отмерь, прежде чем резать.

Но в последнее время юристы все чаще поднимают вопрос, что тайна совещательной комнаты – это рудимент и абсолютная фикция. Как минимум там, где речь идет об одном судье. Прежде всего потому, что нарушен главный принцип – изолированности судьи от контактов с миром. В совещательной комнате не должно быть стационарного телефона. Но сегодня под мантией у каждого судьи мобильный, и никакой закон не запрещает проносить его с собой. Под рукой компьютер с доступом в интернет. Совещайся с кем хочешь, совесть побоку…

Хотя на самом деле максимум, что может выгадать для себя судья от таких вольностей, это попереписываться из совещательной комнаты с приятелями, с детьми или сказать жене, что останется тут ночевать (дело сложное попалось!), а сам отправится к любовнице.

Решение по делу не принимается в последний момент. Если судья Алексей Соколов может послужить исключением, то, скорее, таким, которое подтверждает правило.

Адвокат Ростислав Кравец не удержался и сфотографировал совещательную комнату, пока Александр Соколов раздумывал над решением. «Историческое фото» - подписал Кравец. Фото: facebook.com/rkravetsАдвокат Ростислав Кравец не удержался и сфотографировал совещательную комнату, пока Александр Соколов раздумывал над решением. «Историческое фото» – подписал Кравец. Фото: facebook.com/rkravets

А куда он ночью едет?

– Все судьи, с которыми я общался неофициально, говорят, что приговор они начинают писать задолго до удаления в совещательную комнату. Хотя это нарушение. И все договоренности по делам, если таковые требуются, происходят до написания решения и вне стен суда, – говорит адвокат Александр Сирота. – В конце концов никто не следит, куда вечером едет судья после дня в совещательной комнате. К себе домой, в ресторан или в сауну решать внезапно возникшие вопросы.
Адвокат Александр Сирота. Фото: facebook.com/fantom991

Совещательная комната как нечто тайное давно утратила содержание. Во многих судах специального помещения нет, а если есть, то не используется. Судья удаляется в свой кабинет, в лучшем случае на дверях вывешивается табличка.

– Сейчас совещательную комнату можно воспринимать только в кавычках. Я много раз был свидетелем, как к судье заходили помощники, он с ними разговаривал, подписывал какие-то документы. Заходил прокурор по делу, не связанному с приговором, – говорит адвокат Сирота. – В кабинете звонил городской телефон.

Не только красиво, но и практично

Тем не менее при всей очевидности показухи на официальном уровне от тайны совещательной комнаты не собираются отказываться. И дело не только в красивом ритуале, но и в его практичности.

Во-первых, это шанс потянуть время, если что-то пошло не так – яркий пример судьи Соколова.

Во-вторых, возможность отложить неприятности. В 2015 году, когда было открыто производство на судью Печерского суда Оксану Царевич, она неделю отсиживалась в совещательной комнате. На это пожаловался в интервью тогдашний прокурор Киева Сергей Юлдашев.

А в-третьих, есть способ вносить коррективы в якобы независимую и объективную жеребьевку по распределению дел между судьями.

– С председателем суда договариваются, что по делу нужно такое-то и такое-то решение. Он знает, что из 15 судей трое могут хорошо справиться с задачей, – рассказывает человек, посвященный в вопрос. – Трое из семи оставшихся уходят на больничный, четверо расходятся по совещательным комнатам – пишут решения по каким-то мелким делам. И жеребьевка проводится между теми, кто наверняка решит вопрос.

Вот это и есть тот маленький секрет для большой тайны.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.