Управление верховного комиссара ООН по правам человека в своем докладе признало военнопленными украинских моряков, захваченных Россией в ноябре прошлого года вблизи Керченского пролива. Свое мнение о значении этого решения в комментарии “Апострофу” высказал адвокат украинских моряков Николай Полозов, сообщает Апостроф.
Для того, чтобы применялись нормы какой-либо Женевской конвенции, в том числе Третьей [об обращении с военнопленными] от 12 августа 1949 года, ничье признание или одобрение не требуется – эти нормы возникают вместе с обстоятельствами, описанными в них. Поэтому тот факт, что украинские моряки являются военнопленными, проистекает не из признания этого статуса кем-либо, а из того, что существует Третья женевская конвенция, и случай, произошедший 25 ноября прошлого года, полностью подпадает под описание, которое содержится в этом международно-правовом документе.
Соответственно, в силу того, что этот документ существует и подписан, они уже являются военнопленными. Но мы понимаем, что для реализации этих норм необходимо, чтобы их признавали государства, которые подписали Третью женевскую конвенцию, и мировое сообщество.
Конечно же, это не первый случай, когда международный институт обращает внимание на проблему украинских моряков. В частности, в конце января Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюцию, в которой содержался призыв о незамедлительном освобождении этих моряков, а также требование обращаться с ними в соответствии с нормами Женевских конвенций.
Таким образом, пускай и не произнося слово “военнопленные”, потому что было достаточно сильное сопротивление в Совете Европы (на мой взгляд, из-за лоббистских возможностей Кремля), моряков де-юре таковыми признал и этот международный орган.
Доклад Управления верховного комиссара ООН по правам человека действительно называет все своими именами: то есть описываются события, и комиссариат ООН правомерно считает, что эти моряки являются военнопленными – по крайней мере до тех пор, пока надлежащим образом созданный трибунал не примет иного решения. А раз они являются военными, то необходимо, конечно же, обращаться с ними таковым образом. Российские власти последовательно нарушают эти нормы и обращаются с военнопленными украинскими моряками как с обыкновенными уголовными преступниками.
Каким образом мировое сообщество будет реагировать на подобного рода нарушения – это вопрос, который уже витает в воздухе. В частности, в ближайшие дни должен быть принят пакет персональных санкций против неких неназванных лиц, имеющих отношение к захвату украинских моряков 25 ноября 2018 года.

Понятно, что конкретно эти санкции не будут иметь никакого ощутимого эффекта. Но это, что называется, проложенная колея. И чем дальше международные институты будут квалифицировать этих моряков исключительно как военнопленных, чем дольше российские власти не будут применять надлежащим образом нормы Конвенции по отношению к захваченными военнопленным морякам, тем вероятнее, что по этой колее будут применяться инструменты гораздо большей политической и экономической мощности. У меня ощущение именно такое.
Я позитивно оцениваю доклад Управления верховного комиссара ООН по правам человека. Это только начало: если такой авторитетный международный орган таким образом видит эту ситуацию, то, скорее всего, и другие международные институты в конечном счете будут вынуждены по крайней мере придерживаться публично той же позиции.
Конечно же, этот доклад нам [как защите] будет помогать, но в рамках общей стратегии, где мы применяем различный инструментарий, в том числе юридические действия, включая обращения в международные суды, которые мы сейчас готовим по индивидуальным жалобам, а также медиа-сопровождение. Поэтому доклад работает на нашу стратегию – это еще один шаг на пути к нашей цели. Но этих шагов еще предстоит сделать много, чтобы сформировать атмосферу, при которой Кремль сможет принять удовлетворяющее нас политическое решение.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.