В польском Люблине сегодня передали украинским дипломатам задержанного накануне украинца Игоря Мазура. Это атошник, который воевал в Чечне. Собственно поэтому его и задержали: Россия подала на него в розыск по линии Интерпола.

Страна” разбиралась, что известно о задержании участника “УНА-УНСО”, воевавшим на Донбассе с позывным “Тополь”, заодно – и сотруднике секретариата омбудсмена и одного из соучредителей движения “сопротивления капитуляции” против “формулы Штайнмайера” и мирных инициатив.

Как задержали

Первым о задержании сообщил 9 ноября бывший народный депутат Игорь Мосийчук в Facebook. По его словам, Польша пошла на этот шаг по запросу России.

Скриншот: Facebook/ igor.mosijcuk

Вскоре информацию Мосийчука подтвердил и уточнил представитель офиса уполномоченного Верховной Рады по правам человека Андрей Мамалыга. Он рассказал, что Мазура взяли в пропускном пункте “Дорохуск” в 8 утра 9 ноября. А также, что к украинцу не допускают консула и не предоставляют ему адвоката.

Мамалыга анонсировал в понедельник решение вопроса о взятии Мазура под стражу с целью экстрадиции в Россию. Суд был назначен в городе Холм. Но потом его перенесли в Люблин.

Вскоре стало известно, что польские власти действовали в связи с представлением украинца в розыск Российской Федерацией по каналам Интерпола.

В МВД же была своя версия, кто и как “сдал” “Тополю”. Польское бюро Интерпола получило наводку на ветерана АТО Игоря Мазура “Тополю” от России еще до его задержания на КПП. Об этом сообщил директор департамента коммуникаций МВД Украины Артем Шевченко.

“На задержанного в Польше украинского ветерана войны с РФ унсовца Игоря Мазура (Тополя) была выставлена не красная карточка Интерпола, которая сразу бросается в глаза нашим полицейским и пограничникам при пересечении границы, а специальное циркулярное сообщение, что-то вроде оперативного ориентирования о задержании, распространение которого было ограничено определенными странами. Учитывая механизм объявления в розыск Россией нашего ветерана, есть признаки злоупотребления Уставом Интерпола”, – пишет Шевченко.

При этом Шевченко утверждает что преступления, которые приписываются российской стороной “Тополе”, датированы 1994-2000 гг., тогда как циркуляр на его задержание был получен лишь в текущем году. Спикер МВД предполагает, что кто-то из людей, которые знали о прибытии Мазура в Польшу, быстро уведомили об этом россиян. Последние, в свою очередь, быстро прислали сообщение в польский Интерпол, что минимизировало информацию украинских полицейских.

Чеченский след

После задержания его прокомментировал министр внутренних дел Арсен Аваков. По его сведениям, в России Мазура обвиняют в участии в первой чеченской войне 1994-2000 годов и причастности к гибели нескольких российских военнослужащих.

Судя из слов Авакова, участие Мазура в чеченской войне он отрицает.

“РФ обвиняет нашего гражданина в том, что якобы он в 1994-2000 годах участвовал в составе вооруженного формирования в боевых столкновениях с федеральными силами на территории Чечни. В результате погибли и были тяжело травмированы несколько российских военнослужащих. В связи с приведенным фактом МВД Украины немедленно привлекло внимание Генерального секретариата Интерпола об очередной попытке Российской Федерации неправомерно использовать каналы и инструменты Интерпола для политически мотивированных преследований граждан Украины”, – отметил глава МВД.

Однако сам член УНА-УНСО совершенно не отрицал своего участия в войне на территории РФ на стороне чеченских боевиков. В прошлогоднем интервью он подробно рассказывал, как и зачем приехал в Чечню и чем там занимался.

По словам Мазура, он отправился в Чечню из Грузии вслед за Александром Музычко (Сашко Билым) и деятелями УНА-УНСО Дмитрием Корчинским и Анатолием Лупиносом.

“Первыми поехали Саня Белый, Корчинский, тот же Лупинос… Мы полетели позже. Через Тбилиси нас отвезли в Баку. А из Баку через Дагестан уже на Чечню”, – рассказал Мазур.

Он вспомнил, что его путь в Чечню лежал через Дагестан, где на российских блокпостах его пропускали за взятки примерно в 50 долларов.

“Причем россияне отлично понимали, что мы не просто так едем – может оружие везем, может люди неправильные. Но деньги брали”, – поделился подробностями радикал из УНА-УНСО.

На вопрос журналиста, зачем он был нужен чеченцам, националист ответил: “Показать мировой общественности, что их поддерживают другие нации”.

“Вспомните, сколько тогда в Киеве было чеченцев. В основном, конечно, криминальных. Время такое было. 90-е. С нашей стороны тоже многие криминальные авторитеты их поддерживали. Тот же Петро Хмарук, который исполнял тогда у бандитов роль третейского судьи, выделял средства на поддержку чеченцев, на проезд, на еду. Но сильно нас там не баловали. Мы останавливались в обычных квартирах, спали на полу, ели обычную пищу. Это был ноябрь 1994-го. В декабре уже пошли российские военные колонны. Мы не сидели постоянно на фронте. Скорее, были визитной карточкой. Находились в основном рядом со штабами, чтобы можно было показать зарубежным журналистам, что украинцы поддерживают чеченцев”, – признался Мазур.

Также он сказал, что не раз попадал под серьезные обстрелы и видел много крови. Нередко ему приходилось опасаться пули от своих же (то есть чеченцев), которые принимали его за русского. Но больше всего он боялся попасть в плен к федералам.

“Самый большой страх был – попасть в плен. Страх, что тебе сыворотки будут колоть, делать из тебя дебила. Чтобы ты по телевизору потом рассказывал, как ты любишь Россию”, – рассказал Мазур.

Затем он вспомнил, как возвращался домой.

“Пришла команда возвращаться… Чеченец взял тулупчик какой-то, оделся и затерялся среди своих. И не видно воевал он – не воевал. А что мы там делаем? За нами шла группа чеченцев, чтобы нас пострелять. Думали, что в рюкзаках что-то есть. Другая группа чеченцев из Гудермеса нас предупредила об опасности. Мы еще дней пять отдыхали у них в Гудермесе. Выходили через Россию, вдвоем с Вадимом, хлопцем из Черкасс. Спасло то, что я выходил на свой день рождения. Наш автобус остановили. Нам приказали с вещами выйти… Лейтенант, года 23, стоит на посту и мой паспорт листает: “Что? день рождения сегодня? и что будем делать?” Отвечаю: “Не знаю. Мама дома ждет”. Он такой: “Собирайте вещи. В автобус быстро”. Видать подумал, зачем, чтоб его где-то украинская мать прокляла…” – поделился воспоминаниями Мазур.

Кроме того, он воевал на стороне Грузии против абхазов и осетин, а также пытался принять участие в конфликте Молдовы и Приднестровья.

“Задержали по техническим причинам”. Реакция Польши

Вчера вице-спикер польского Сейма Малгожате Госевская заявила, что Польша не выдаст украинца России. Она пояснила, что польские правоохранители задержали Мазура исключительно по “техническим” причинам, поскольку Польша должна придерживаться стандартной процедуры рассмотрения ордера Интерпола.

А сегодня стало известно, что рассмотрение меры пресечения Мазуру перенесено из Холма в Люблин.  Перенос объясняется тем, что дело резонансное и рассматривать ее должен воеводский, а не районный суд.

В судебном заседании примет участие генконсул Украины в Люблине. Об этом написал в соцсети посол Украины в Польше Андрей Дещица. Он заверил, что дипломаты будут просить суд отпустить задержанного на поруки и освободить из-под стражи.

Скриншот: Facebook/ andrii.desh

Сегодня Мазура привезли в окружную прокуратуру города Холм на допрос. В этот же день должен был состояться суд. Однако по сообщению обмудсмена Людмилы Денисовой, поляки передали “Тополю” на поруки украинским консулам, и до решения по экстрадиции он будет жить в консульстве.

Чем Мазур занимался на Донбассе и в Киеве

На Донбассе Мазур служил в составе ВСУ в 2014 – 2015 годах. С апреля 2015 года –  командир роты, заместитель начальника штаба разведывательного батальона в секторе “М”.

После демобилизации в 2016 году “Тополя” стал зампредседателя “УНА-УНСО” и заместителем главного командира УНСО.

С июня 2017 Мазур становится председателем общественной организации “Межморье”, которая пропагандируюет сотрудничество государств Балто-Черноморского региона (Украина, Польша, Литва, Латвия, Эстония, Грузия).

Сейчас Мазур – один из соучредителей “Руха опору капітуляції”. И одновременно – помощник нардепа от “Голоса” Соломии Бобровской.

Как активист “Штайнмайер-майдана” регулярно критиковал инициативы по разведению войск на телеканалах Петра Порошенко.

“Штайнмайер – это Шредер. Шредер – это Путин”, – лаконично характеризовал он подписание в Минске формулы имени этого немецкого политика.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.