Высокое напряжение подлости

0

RIA требует возбудить уголовное дело против судмедэксперта, милиционеров и сотрудников прокуратуры, умышленно подменивших причину смерти 18-летнего Сергея Бесараба с электротравмы на… смерть от отравления трамадолом. А также против “решавшего вопросы” хирурга-бизнесмена.

Действующие лица трагедии:

  • Юноша Сергей Бесараб. Погиб на стройке, где работал у хирурга-бизнесмена
  • Хирург-бизнесмен Виталий Космин, запугавший друзей погибшего и “порешавший все вопросы” с правоохранителями
  • Следователь Владимир Хреик, подозреваемый журналистом RIA в фабрикации постановления об отказе в возбуждении уголовного дела
  • Судмедэксперт Александр Лебедь, подозреваемый журналистом RIA в должностном подлоге, нарушивший правила исследования трупа и направивший в Винницу на анализ трупную кровь с трамадолом
  • Друг погибшего, давший RIA разоблачающие хирурга Космина и местных правоохранителей сведения
  • Многочисленные эксперты и свидетели, жители Тростянца, – по делу о гибели Сергея Бесараба

Страшная новость для мамы

– Готовься к похоронам, нашего сына Сергея убило током, – каким же страшным было оцепенение, опустошение, какими невыносимыми – боль и отчаяние, охватившие мать при этих роковых, непоправимых словах!

Раиса Петровна: "Прихожу на могилу - и не верю, что это все произошло..."

Раиса Петровна: “Прихожу на могилу – и не верю, что это все произошло…”

О смерти сына Раисе Петровне по телефону 21 июля прошлого года сообщил супруг Валерий Михайлович, которого из дому, что в пгт. Тростянец, (это в ста километрах от Винницы), забрал участковый и отвез к месту гибели – на стройку к местному аптечному магнату, заведующему хирургическим отделением районной больницы Виталию Космину.

Вскоре в милиции (!) и прокуратуре (!) скажут, что смерть юноши наступила не от тока, а от передозировки наркотическим препаратом трамадолом. И посмертно сделают 18-летнего Сергея Бесараба наркоманом. Этот “вывод” состряпает судмедэксперт Александр Лебедь, проведший заведомо неполное исследование трупа, а заинтересованная чем-то милиция и прокуратура по сей день будут отказывать родителям в возбуждении уголовного дела по факту смерти. Для того, чтобы не была установлена настоящая причина тростянецкой трагедии?

Хирург-бизнесмен Виталий Космин так “поработает” с друзьями погибшего, очевидцами трагедии, что, запуганные ложной перспективой “сесть вместе с доктором”, ребята дадут выгодные для Космина, но совершенно ложные для следствия, показания.

 

Как парня убило током

Трагическая гибель 18-летнего Сергея Бесараба произошла 21 июля прошлого года, когда семья хирурга-бизнесмена Космина приступила к закладке фундамента для нового дома на участке, где уже были построены аптека и магазин автозапчастей. Сергей и его трое друзей – “шабашников” готовили раствор при помощи бетономешалки и заливали его в фундамент. После обеда, когда прошел дождь, парни вдруг увидели, что Сергею, стоявшему возле бетономешалки, стало плохо, и он упал на землю.

Из последних сил парень тихо попросил о помощи. Из аптеки выбежала продавец и дала нашатырь, который Сергей вдохнул несколько раз и – умер. Прибывшая через некоторое время скорая констатировала этот факт. Вскоре на месте трагедии – своей стройке – появится хирург-бизнесмен, который, окинув фатальное место профессиональным взглядом, немедленно удалится, возможно, для того, чтобы вскоре вернуться с электриком, который заземлит бетономешалку-убийцу. А родной сын хирурга-бизнесмена быстро рассчитается с уцелевшими рабочими и, еще до приезда криминалистов, под разными предлогами удалит очевидцев со стройки.

В милиции же и прокуратуре, на основании вывода гайсинского судебно-медицинского эксперта, отрапортовали, что смерть наступила от передозировки… трамадолом (!).

А работавшая вовсю бетономешалка вдруг была признана… неработавшей (!), и заземленной (!). Именно так напишет следователь местной милиции Владимир Хреик.

О том, что бетономешалка была работающей и незаземленной рассказал друг погибшего и другие очевидцы. А в своих первоначальных показаниях милиции и прокуратуре, как выяснило журналистское расследование, под оказанным на них давлением, “шабашники” написали обратное: бетономешалка, якобы, была сломана, а раствор месили, якобы, вручную.

 

Как в кровь убитого током парня попал трамадол

А теперь самая главная деталь в этом деле, которая должна стоить уголовного наказания для судебно-медицинского эксперта из Гайсина Александра Лебедя. Не выполнив предписания инструкции о порядке проведения исследований (экспертиз) трупов, он по халатности (?!) отправил на анализ в винницкую лабораторию только кровь, взятую из трупа Сергея Бесараба. В этой крови и был обнаружен трамадол. Вместе с тем внутренне органы, в которых судмедэксперту нужно было обнаружить продукты распада трамадола, не попали на токсикологическое исследование.

Сенсационный комментарий RIA получила у заведующего Бершадским межрайотделением судебно-медицинской экспертизы Маиса Сологуба.

Маис Сологуб

Маис Сологуб

– Этот вывод судебно-медицинского эксперта мог быть сфальсифицирован. Совершенно очевидно – исследование трупа погибшего парня проведено с грубейшими нарушениями. Согласно инструкции мой коллега должен был направить на токсикологическое исследование желудок с содержимым, участок тонкого кишечника с содержимым, почку. Только так эксперт-токсиколог смог бы установить не только факт наличия или отсутствия трамадола, а главное – его количество и продукты его распада – главного прижизненного доказательства попадания препарата в организм покойного. Но с учетом обстоятельств смерти Сергея, маловероятно, что трамадол был в его крови при жизни. Наличие наркотика в образце крови покойного, вероятнее всего – дело человеческих рук

Журналист: Как трамадол мог попасть в кровь?

Судмедэксперт Сологуб: Однозначно на этот вопрос ответить нельзя. Трамадол выпускается в ампулах для уколов и капсулах для приема через рот. Поскольку в акте судебно-медицинского исследования трупа указано, что на теле покойного Бесараба нет повреждений, а значит и от уколов шприцом, значит, покойный если и употреблял трамадол, то съел капсулу. Тогда трамадол и продукты его обмена (распада) были бы обнаружены во внутренних органах, содержимом желудка и кишечника, крови, моче, которые эксперт должен был взять на исследование, но не взял (кроме крови). В этом случае в крови присутствовал бы как трамадол, так и продукты его обмена (распада). Если же в крови присутствовал исключительно трамадол в неизменном виде – вывод однозначен. С кровью из трупа и трамадолом – манипулировали. Но уже после смерти Сергея Бесараба. Иными словами – можно взять ампулу трамадола, набрать в шприц и добавить во флакон, который направляется в лабораторию.

Журналист: А вы допускаете то, что Бесараб действительно мог принять трамадол?

Судмедэксперт Сологуб: Это, конечно, теоретически допустимо, но тогда нужно установить, явилось ли это причиной смерти. А этот вывод могло дать только количественное исследование содержания препарата в организме, включая и ткань внутренних органов, чего не было сделано. Почему??!! Этот вопрос необходимо задать не мне, а эксперту, который проводил исследование покойного. В направлении на исследование трупа значился вопрос о наличии в организме покойного алкоголя и наркотических веществ. Данный факт обязывал эксперта к взятию указанных материалов.

Журналист: Если бы Сергей Бесараб действительно употреблял трамадол, тогда зачем хирургу Космину запугивать свидетелей, которых он заставлял говорить, что Сергей на стройке мало работал и много отдыхал, а также все время пил воду (симптомы приема трамадола наркоманами)?

Судмедэксперт Сологуб: Тогда вы однозначно можете ставить вопрос перед областной прокуратурой о привлечении правоохранителей и нечистоплотного эксперта к ответственности за фабрикацию документов следствия.

 

Главк cудмедэспертизы: только эксгумация установит правду

Родители погибшего Сергея, получив несколько отказов на свои жалобы, обратились в государственное учреждение – Главное бюро судебно-медицинской экспертизы. Специалист бюро в области судебно-медицинской токсикологии Феликс Кахановский исключил вероятность смерти Сергея от трамадола. Взглянем на его рецензию, странно проигнорированную тростянецкими правоохранителями:

“Количественное исследование с определением концентрации вещества не проводилось. Одним из признаков действия трамадола на организм есть установление в биологических объектах продуктов биотрансформации. Данные по поводу определения метаболитов при судебно-токсикологическом исследовании отсутствуют. Таким образом, аргументированные основания для установления диагноза… “Токсическое действие трамадола…” отсутствуют”.

И еще одна немаловажная деталь, на которую оперся в выводе судебно-медицинский эксперт Александр Лебедь: на теле исследуемого Сергея Бесараба не были выявлены элетрометки, возникающие при поражении током.

Вот что по этому поводу ответили в Главном бюро судебно-медицинской экспертизы:

“Следует отметить, что единственным объективным доказательством смерти от электротравмы является наличие на теле трупа электрометок, однако их можно выявить далеко не во всех случаях. Иногда это связано с их очень маленькими размерами или вообще с их отсутствием. Электрометки могут не образовываться при плотном контакте тела с источником напряжения, потливости кожи, влажности окружающей среды.

В этом случае необходимо проведение эксгумации и комплексной судебно-медицинской и электротехнической экспертизы”.

 

Хирург-бизнесмен бежит от журналистов

Хирург-бизнесмен Виталий Космин отказался разговаривать с журналистом – как отрезал: “Было много расследований, поэтому интервью не нужно, я объяснялся везде, и не буду говорить с вами. Все материалы находятся в официальных органах”.

С отцом погибшего Сергея Виталий Космин все же поговорил в собственном кабинете аптеки, которая по-денежному выгодно расположена напротив центрального входа в государственную больницу.

– А почему бетономешалка работала без заземления? – спросил отец убитого парня – Вам же говорили и раньше другие рабочие, что она пробивает! Зато вы быстро ее заземлили, привезя на стройку электрика стразу же после смерти моего сына.

– Мне никто ничего не говорил, и я ни в чем не виноват! – “отморозился” хирург-бизнесмен.

 

Как органы вопрос хирурга-бизнесмена решали

По совету хирурга Космина, автор материала направился за комментариями к правоохранителям.

Отвечая на вопросы газетного расследования, стражи порядка – следователь районной прокуратуры Анатолий Швец, заместитель районного прокурора Бронислав Волошин и следователь районной милиции Владимир Хреик – пытаются снять с себя ответственность, сваливая вину за “проколы” в расследовании друг на друга.

Богдан Ткачук

Богдан Ткачук

– Из предоставленного интервью с этими господами, после изучения явно сфальсифицированных материалов об отказах в возбуждении уголовного дела, как местной милицией, так и прокуратурой, нужно однозначно понимать: качественным, непредвзятым, всесторонним расследованием здесь и не пахло, – утверждает юрист винницкого общественного объединения “Управа” Богдан Ткачук.

Следователь Тростянецкого районного отдела старший лейтенант Владимир Хреик 22 сентября 2011 года, спустя два месяца после трагической смерти юноши, вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В описательной части сказано, что Сергей Бесараб был смертельно травмирован электротоком. Владимир Хреик сделал такой вывод, потому что 21 июля в составе оперативной группы выезжал на место происшествия, провел опрос свидетелей, изучил обстоятельства гибели, затем он и в своем направлении на судебно-медицинское исследование трупа укажет, что смерть юноши наступила от поражения током. Так что же так кардинально повлияло на сам вывод в постановлении?

– Следователь Хреик, почему-то отбросив ранее собранные доказательства в проведенном им же предварительном расследовании, – поясняет Богдан Ткачук, – отказал в возбуждении уголовного дела, основываясь лишь на сфабрикованном акте судебно-медицинского исследования. В своем, незаконном, постановлении по этому поводу он указал, ссылаясь на этот акт, что смерть могла наступить в результате токсического действия трамадола. Нарушая принципы всесторонности, объективности и полноты исследования обстоятельств дела, которые изложены в ст. 22 УПК Украины, следователь Хреик трактовал смерть, как наступившую именно от отравления наркотическим препаратом, проигнорировав первичные показания свидетелей о том, что его убило током! Также по роду своей профессии Хреик в обязательном порядке был ознакомлен с Правилами проведения судебно-медицинских экспертиз (исследований) трупов. А они были нарушены самым непростительным образом: на токсикологическую экспертизу в Винницу гайсинским экспертом была отправлена только кровь, якобы содержащая трамадол, а внутренние органы, в которых можно было определить наличие продуктов распада наркотика – вовсе не подвергались экспертизе, – дополняет эксперт RIA.

 

Милиционер Хреик признает фальсификации

Судмедэксперт Сологуб: “Мертвый человек – беззащитный, и незаслуженно обвинять его – человеческая низость”

Автор расследования вместе с убитыми горем матерью Сергея Бесараба Раисой Петровной и ее мужем Валерием Михайловичем встретил старшего лейтенанта Владимира Хреика возле здания прокуратуры. Вот что удалось записать на диктофон (и будет передано в областную прокуратуру):

Журналист: “Трамадол обнаружен только в крови, эксперт умышленно или по своей халатности не направил желудок и почку на токсикологическую экспертизу для выявления в них продуктов распада трамадола, и смерть от трамадола здесь не очевидна. Вас, вероятно, ввели в заблуждение, обманули… И вы вынесли незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, опираясь на сфабрикованное исследование судебно-медицинского эксперта! Вы же наверняка знали об этом! Это факт!..”

Следователь Хреик: “Да, это факт…”

Журналист: “Вам заплатили? – здесь офицер набирает в рот воды и виновато прячет глаза от родителей погибшего юноши, стоящих рядом: Скажите, зачем хирургу такими грязными методами понадобилось решать вопрос? Понятно, что Сергея не вернуть, а следователю, наверное, нужно было дать взятку уже потом, при возбужденном уголовном деле, для смягчения наказания для Космина, или вообще для закрытия этого уголовного дела по факту якобы отсутствия состава преступления, чем часто грешит наша милиция. Зачем же вам понадобилось осквернять память погибшего?”

Следователь Хреик: Подавленным голосом, опуская плечи: “Правильно…”

Журналист: “Я вам не завидую. Вам лучше поменять работу, уйти из милиции”.

 

Следователь прокуратуры Швец лукавит?

Двадцатью минутами позднее, сидя в собственном кабинете, следователь районной прокуратуры Анатолий Швец демонстрирует олимпийское спокойствие.

Журналист: “Известно, что вы готовили постановление об отказе возбуждения уголовного дела. Но его нужно было возбуждать, хотя бы по факту смерти. Прокомментируйте, пожалуйста, свое решение”.

Следователь прокуратуры Швец: “Что касается обстоятельств смерти, я никакого постановления не выносил. Мной проводилась проверка по соблюдению законности трудовых прав. К милицейскому постановлению я никакого отношения не имею. Прокуратурой установлено, что предприниматель Космин не нанимал на работу Сергея Бесараба, который сам пришел и упросил, чтобы ему дали возможность работать на стройке. Если мое постановление незаконное, касательно трудовых отношений, то его можно будет отменить и отправить материалы на дополнительное расследование, в порядке, предусмотренном законом. Прокуратурой принято решение на основании показаний свидетелей, которые у меня были. А они сообщили, что в тот момент, когда Бесарабу стало плохо, бетономешалка не работала, и что Бесараб на работу не нанимался, поэтому нарушений техники безопасности нет”.

Журналист: “Вам прекрасно известно, что этих ребят запугали, чтобы они дали именно такие показания!..”

Следователь прокуратуры Швец: “У меня таких данных нет. Я им, как говорится, руки в двери не зажимал. Если б они рассказали о каком-либо давлении, со стороны прокуратуры была бы совершенно другая реакция…”.

– Здесь следует обратить внимание, – анализирует Богдан Ткачук, – каким образом, опираясь на слова запуганных свидетелей, неадекватный, притянутый за уши вывод инспекции по труду, сфальсифицированное предыдущее милицейское постановление, “отмазал” аптечного магната Космина этот прокурорский работник в своем уже отказном постановлении (от 20 декабря прошлого года).

Совсем отчаявшись, понимая, что смерть сына от трамадола была инсценирована, в поисках справедливости в районную прокуратуру пожаловались родители погибшего, настаивавшие на том, что строительство велось с нарушениями техники безопасности, а также о том, что имел место должностной подлог и даже не в одном месте – экспертом результатов исследования трупа, следователем – показаний свидетелей.

Приведем любопытные выдержки из прокурорского постановления:

“Из пояснений установлено, что бетономешалка была отключена от сети, а также, что в течение дня Бесараб С. В. часто отдыхал и пил воду. Сергея Бесараба и других трех работников привлек к выполнению работ сын предпринимателя Александр, который не был наделен правом приема на работу. Согласно письма территориальной государственной инспекции по труду в Винницкой области в приведенном случае отсутствуют два юридических факта, с которыми связывается возникновение трудовых отношений, – договор о приеме на работу предпринимателем умершего и фактический допуск последнего к работе именно предпринимателем. Из изложенных обстоятельств в отношении устной договоренности о работе с умершим сыном предпринимателя, не усматривается наличие каких-либо правоотношений между субъектом предпринимательской деятельности Косминым В. И. и умершим гражданином Бесарабом”.

Из пояснений сына Космина Александра: “К нам подъехал парень на мопеде, сказал, что Бесараб Сергей. Он пришел и сам напросился работать”.

А вот какое интервью дал заместитель прокурора Тростянецкого района, который непосредственно курирует здешнюю милицию, Бронислав Волошин.

Зампрокурора Волошин: “…Я вам больше ничего не скажу. Я не судмедэксперт, я не работник райотдела, я – зампрокурора! Решение принимала милиция, следователь Хреик…”

 

“Нас запугал хирург-бизнесмен и люди в погонах”

Интервью, разоблачающее оборотней в погонах, а также раскрывающее подоплеку инсценировки смерти от наркотика, дал RIA один из главных свидетелей: друг погибшего. С этим 18-летним парнем пришлось договориться о том, что его имя и фамилия не будут фигурировать на страницах RIA: из соображений его личной безопасности. Но в день выхода газеты, в среду, журналистом RIA запись будет передана в областную прокуратуру. А сам свидетель подтвердил, что те же самые показания он не побоится повторить в Виннице.

Друг погибшего: “Скажите, а мне ничего не будет, если я расскажу, что меня заставляли писать неправду?”

Журналист: “Ничего не будет, так как ты ничего незаконного не совершал, а показания дал под давлением”.

Друг погибшего: “Я вам расскажу, как все было на самом деле. Сергей мне не звонил, это правоохранители придумали, что это покойный собирал всех на работу, меня пригласил сосед. В тот день на объекте у Космина какое-то время бетономешалка действительно не работала. Порвался ремень привода, который потом исправили. Но я точно помню, что в тот момент, когда мой друг упал, бетономешалка работала. Это было после дождя, во второй половине дня. Мы позвали аптекаршу и сказали ей вызвать скорую. Она ответила, что справится нашатырем. Сергей два раза вдохнул нашатырь и – потерял сознание. А скорую вызвал мой друг… Космин подъехал к нам, когда мы всем классом собирались на венок, всех троих позвал к себе в машину. Он угрожал нам: “Если вы не скажете так, как я скажу, то вас будут тягать по судам. Если меня посадят, то вас тоже посадят. Но мне ничего не будет, но вас будут тягать и – засадят”. Конечно, в этот день мы написали все, что он хотел, для милиции. Нас заставили написать, что бетономешалка в момент смерти Сергея была отключена, и что Сергей после обеда выглядел уставшим и часто пил воду. А спустя некоторое время за мной на служебной “семерке”, в форме, приехал участковый милиционер, и отвез в кабинет к следователю прокуратуры, который мне сказал подписать все то, что я уже говорил для милиции. Я подписал”.

Журналист: “Расскажи о своем друге Бесарабе. Вы хоть когда-либо употребляли наркотики, или Бесараб, может, сам?”

Друг погибшего: “Да вы что?! Это невозможно! Мы давно дружили. А Сергей был веселым, трудолюбивым”.

 

***

Послесловие

В семье Бесараб было четверо детей.

Глава семьи Валерий Михайлович – слесарь на местном предприятии, которое недавно начало устанавливать солнечные батареи, он также выполняет работу для людей собственном трактором.

Еще есть старший сын, он инвалид, плохо слышит, и вместе с женой ведет домашнее хозяйство. А еще средняя дочь и младший сын, который учится в десятом классе.

Большое домашнее хозяйство у семьи Бесараб, две коровы, двое телят, шестеро свиней.

– Это трудолюбивая семья, – говорит секретарь селищного совета Наталья Вдовиченко. – О них в Тростянце говорят только хорошее.

Вот только внучка, смотря на дядино фото, спрашивает, когда приедет Сережа, чтобы покатал на мопеде.

– Он не сможет приехать… – отвечает бабушка Раиса Петровна. А журналисту говорит: – Прихожу на могилу – и не верю, что это все произошло.

 

RIA требует у прокуратуры:

Редакция RIA требует у областной прокуратуры принять доказательства, имеющиеся в распоряжении редакции и опубликованные здесь, и возбудить уголовное дело по статьям:

  • служебный подлог (ст. 366 УК Украины) в отношении судмедэксперта Лебедя грубое нарушение законодательства о труде (ст. 172 УК Украины), нарушение требований законодательства об охране труда (ст. 271, ч. 2) УК Украины, нарушение правил безопасности при выполнении работ с
  • повышенной опасностью (272, ч. 2 УК Украины) в отношении фактического хозяина стройки, который не заземлил бетономешалку, что повлекло смерть.
  • служебная подделка (ст. 366 УК Украины) в отношении следователя Хреика и следователя прокуратуры Швеца
  • Мы обещаем Читателю держать это дело на контроле и обратиться в Генеральную прокуратуру а также в соответствующие инстанции Совета Европы в случае отказа в возбуждении уголовного дела.

 

Облпрокуратура готова получить пленку от журналиста

Ирина Выхованец

Ирина Выхованец

Как сообщила RIA пресс-секретарь областного прокурора Ирина Выхованец, областная прокуратура ведет проверку законности вынесения постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел по факту смерти Сергея Бесараба, должностного подлога, несоблюдения мер правил техники безопасности на строительном объекте. Пресс-секретарь также отметила, что в отношении следователя милиции открыто дисциплинарное производство. Проверяющий прокурор готов получить от журналиста запись разоблачающего тростянецких правоохранителей интервью со свидетелем, другом погибшего.

 

 

Амнезия судмедэксперта Лебедя

Александр Лебедь недружелюбно отвечал на неудобные ему вопросы, а затем у него начали проявляться признаки амнезии.

Журналист: Из информации, которой располагает редакция, получается, что ваш акт судебно-медицинского исследования трупа Сергея Бесараба сфабрикован…

Судмедэксперт Лебедь: Вам приснился дивный сон: я ничего не фабриковал. Кроме того, я не знаю, что написано в выводе киевском бюро СМЭ. И знаете, сколько у меня было исследований, после Бесараба?

Журналист: Почему вы отправили на токсикологическую экспертизу только кровь, в которой был найден трамадол, не отправив внутренние органы?

Судмедэксперт Лебедь: Потому что я взял только кровь. Потому что все остальное берется, когда кровь отсутствует.

Журналист: У нас есть основания полагать, что ваш вывод сделан или из-за вашей халатности, или по давлению, которое, может быть, на вас кто-то оказывал, например, хирург Космин.

Судмедэксперт Лебедь: В данный момент только вы на меня давите… Если в киевском бюро пришли к выводу, что там нет трамадола, пожалуйста…

Журналист: Почему вы нарушили инструкцию?

Судмедэксперт Лебедь: Вы хотите писать интервью, пишите. Это такое дело, что я могу помнить: могу помнить, а могу и не помнить. Я не вижу акта перед глазами, который я подписал.

 

“Фирменный стиль” органов

Координатор Винницкой правозащитной группы Дмитрий Гройсман (по специальности врач-патологоанатом и юрист)

Координатор Винницкой правозащитной группы Дмитрий Гройсман
(по специальности врач-патологоанатом и юрист)

“С правовой точки зрения к судебно-медицинскому исследованию существуют чрезвычайно серьезные претензии. Если эксперт действительно подозревал отравление, то должен был действовать в соответствии с Приказом МЗ Украины №6 от 1995 года, которым установлен порядок судебно-медицинского исследования трупов и соответствующая инструкция. Почему он этого не сделал – вопрос уже не только к нему и его руководству в Виннице, ответить на него должна областная прокуратура в рамках Уголовно-процессуального Кодекса. Если окажется, что трамадол оказался в образце крови покойного посмертно – а в захороненных останках следов трамадола и продуктов его распада не обнаружат, значит, очевидным будет служебный подлог, да и незаконный оборот наркотиков тоже – ведь кто-то воспользовался веществом, приравненным к наркотикам не по назначению, кто-то хранил его неучтенным. Что касается юридической ответственности за гибель Сергея на стройке, то нужно учитывать, что бетономешалка и любые строительные работы – это источник повышенной опасности и согласно ст. 1187 Гражданского Кодекса Украины лицо, которое осуществляет деятельность, связанную с использованием или даже хранением источника повышенной опасности, несет ответственность за негативные последствия. Так что, в данной истории есть все основания для компенсации со стороны владельцев бетономешалки и организаторов строительных работ материального и морального вреда, причиненного трагической гибелью Сергея. Что касается действия милиции и прокуратуры, то в своем “фирменном стиле” – они делали все, чтобы не раскрыть истинные обстоятельства трагедии и оценить их в порядке, предусмотренном законом, а просто обслужить того, кто полезен и нужен милиции и прокуратуре. Можем ли мы теперь ожидать, что в Тростянецкой больнице хирурги будут полно описывать повреждения, полученные в ментовских застенках жертвами пыток? Вопрос риторический”.

 

Комментируют пользователи 20minut.ua

Alex Miroslavets

Хирург в очередной раз откупится. На уровне областной прокуратуры это обойдется ему примерно в десять тысяч долларов. Выходит, что этот деятель, отмазывая себя и своего сына от статьи за несоблюдение правил техники безопасности, решил навесить вину за смерть на мертвого сына своих же односельчан, договорившись с судэкспертом, чтобы тот добавил в кровь трупа трамадол. Но он и эксперт, совершивший должностной подлог, откупятся. Как и милиционеры с прокурорскими работниками за фабрикацию отказных бумаг.

Все намётки у него есть: трудовых отношений нет, следовательно, инструктажа никакого не было, следовательно, несчастного случая на производстве нет. Так, захотел себе пацанчик поупражняться в замешивании бетона. Факт запугивания недоказуем – слово каких-то “шлеперов” против слова уважаемого человека: хирурга, аптекаря и прочее. В общем, ещё одна жертва коррупции, безнаказанности и халатности.

Артем Фляжников, для RIA, 11.01.12

Просмотреть PDF можно по этой ссылке:

2-11012012

 

 

 

 

Оставить комментарий