За последние две недели ситуация на белорусско-польской границе с нелегальными беженцами из Ирака, Сирии и Йемена заметно обострилась. Мигранты, которые не смогли попасть в лагерь ранее, вынуждены разбивать поселения в лесу неподалеку от границы.

Утром 15 ноября беженцы собрали вещи и ближе к обеду направились к пункту пропуска Брузги, сообщил Пограничный комитет Беларуси.  В это время на центральном пограничном пункте их приготовились встречать польские силовики – военнослужащие установили водометы и выстроились в шеренгу вдоль забора с колючей проволокой.

О том, что происходило на месте событий в последние несколько дней, «КП в Украине» рассказал очевидец – журналист Андрей Павловский.

Мигранты голодают и строят дома из елок

– Андрей, что сейчас происходит на польско-белорусской границе?

– Я только что общался с белорусскими пограничниками. Они рассказывают, что беженцы пошли напролом. Почему это происходит, они не понимают. Наверное, людям холодно, голодно, у них сдали нервы.

Здесь очень много людей. Я был шокирован! Такого количества женщин и детей я никак не ожидал увидеть. Многие женщины беременны. Если бы там были только одни мужчины, спокойнее бы все воспринял.

– Люди там давно находятся?

– Кто-то 10 дней, кто-то уже 15.

– А как дети все это переносят?

– Дети играют, плачут и едят. Меня шокировало, что они спали под открытым небом, в спальных мешках. В это время беженцы сооружали себе дома из елок.

– Дома из елок?

– Да. Они ломают деревья, а потом делают из стволов опоры для шалашей. Сооружают из елей крышу, делают из них стены. Кто посмекалистее, накладывают на елки глину. Но там сейчас такая сырость и холод! Даже не знаю, насколько это помогает. Разве что как-то помогает от ветра. От осадков и мороза такой «дом» не спасет. Буквально вчера там шел дождь.

– Белорусские пограничники не запрещают ломать деревья?

– В последнее время даже помогают. Белорусская сторона прислала МЧСников, которые рубят и привозят бревна. Когда мы приехали, у мигрантов не было никаких инструментов, даже топоров. Они ломали полена камнями. Только в последнее время появились какие-то инструменты. Но все равно из огромных бревен ничего не построишь. Их нужно разрезать в длину, а подходящих инструментов для этого нет.

– А чем питаются беженцы?

– В основном, их кормит Красный Крест. Пограничники тоже начали выдавать еду женщинам и детям. Правда, мужчин это возмущало: они говорили, что тоже хотят есть. Как кормили мужчин – не знаю. Якобы это происходило по ночам. Но если их и кормят, то по минимуму: они все реально голодные. Мы не видели, чтобы им что-то давали: в темное время суток нас просили уходить из лагеря, поскольку оставаться там небезопасно.

Беженцы постоянно жалуются на то, что у них нет еды и воды. В последнее время вода появилась в достаточном количестве, а еды по-прежнему не хватает.

– А биотуалеты там есть?

– Биотуалеты должны были привезти только сегодня. Поэтому… там одна сплошная мусорка.

Мигранты строят себе шалаши из сосновых веток. Фото: Андрей Павловский.Мигранты строят себе шалаши из сосновых веток. Фото: Андрей Павловский.

Все мигранты хотят попасть в Германию

– А людей много?

– Никто точно не знает, сколько их. Предположительно, от двух до четырех тысяч. Люди постоянно прибывают. Прячутся в лесах. Их там ловят… Когда мы уезжали, по дороге из лагеря в Гродно встретили три группы задержанных. Через час увидели более многочисленную группу мигрантов. Их поймали в лесу пограничники, посадили в автобус и увезли в неизвестном направлении. Может быть, обратно в лагерь, а может, и в СИЗО.

Примечательно, что все мигранты как один рассказывают, что на родине над ними издеваются, у них нет денег, перспектив, возможности учиться… И все они едут в Германию.

– То есть Польша им не нужна?

– Нет! Это просто возможность попасть в Германию. Беженцы, как роботы, повторяют: «Мы едем в Германию, мы едем в Германию». Спрашиваю: «Зачем?» Ответа нет. Просто: «Мы едем в Германию».

– На что они рассчитывали? Что их спокойно пропустят через границу?

– Да, именно этого они ждали. Все беженцы узнают о таком способе перебраться в Европу из закрытых чатов и Телеграм-каналов. К тому же Беларусь – единственная страна, которая пускает на свою территорию таких людей. Они в принципе не могут попасть ни в одну страну, кроме Беларуси. Уверен, все, что там происходит – не просто стечение обстоятельств, не просто так звезды сошлись, а людей кто-то подстрекает так поступать.

– Кого-то пропустили в Польшу?

– Никого. И уверен, что не пропустят. Это будет возможно только в том случае, если наверху договорятся, а не потому, что у кого-то сдадут нервы.

– На границе не стреляют?

– Я этого не видел. Но там такие укрепления сделали – заборы из колючей проволоки! Даже если их поломать, как потом проходить? Тем более, если будет давка. Из-за этой проволоки многие попросту погибнут.

 Белорусские власти выдали инструменты беженцам, чтобы они могли пилить дрова. Фото: Андрей Павловский.Белорусские власти выдали инструменты беженцам, чтобы они могли пилить дрова. Фото: Андрей Павловский.

Конфликты из-за ресурсов и религии

– Беженцы общаются друг с другом?

– Нет! Они воюют между собой – из-за еды, из-за дров. Я видел, как люди выхватывают друг у друга бревна, дерутся из-за полен. Сложнее всего женщинам, потому что добыть полено они не могут: сил не хватит, чтобы утащить бревно. Когда к лагерю подвозят деревья, мужчины их хватают и относят к себе.

С другой стороны, женщинам предлагают расселиться в местном санатории. Но они отказываются! Говорят: «Мы едем в Германию» – и все. Почему-то они убеждены, что туда попадут. Ведут себя, как загипнотизированные.

– Вы были свидетелями конфликтов. Там были пострадавшие?

– Они толкают друг друга, кричат что-то на своем языке, толпа на толпу идет. В местной пресс-службе рассказывали, что даже на религиозном уровне у них возникают претензии друг к другу. Военные с автоматами их постоянно разнимали.

– То есть военные решают все конфликты?

– Военные решают все! Они полностью контролируют все, что там происходит. Представьте: там все голодные, людям привезли еду. Мужчины выстраиваются в очередь, а им говорят: сейчас будут есть только женщины и дети. Начинается толкотня, крики. Конечно, мужчины не пойдут на военных с автоматами. Они опасаются, что их просто депортируют – и на этом все закончится. Военная администрация им говорит: если вы уберете мусор и будете следить за чистотой в туалетах, мы вас покормим. Будет грязно – еду не получите. Там же один сплошной мусорник! Мусорные баки появились буквально вчера. А до этого отходы просто бросали на землю.

– Как давно длится такая критическая ситуация?

– Я встречался с местным журналистом, по его словам, эта история тянется с лета. Массовой эта история стала недели две назад.

 Первое время беженцы спали в спальниках на голой земле. Фото:  Андрей Павловский.Первое время беженцы спали в спальниках на голой земле. Фото: Андрей Павловский.

– А как было раньше?

– Не знаю. Думаю, мигранты находили какие-то способы, как проникнуть в Польшу. Возможно, кто-то что-то покупал. Ясно одно – лагеря для беженцев не были организованы за один день. Люди собирались в полях, в лесах. Кто-то ходил на разведку.

Раньше мигрантов даже выпускали в магазины. Женщины могли взять с собой детей, съездить за продуктами, а потом вернуться в лагерь. А сейчас уже никого не выпускают с территории. Иногда людей группами куда-то отвозят.

– Куда?

– Неизвестно. Никто ничего не комментирует. Там куча пресс-службы, военнослужащие стоят, но никто ничего не рассказывает. Я задаю главе пресс-службы элементарный вопрос: «Как сюда попали люди?». Мне отвечают: «Мы не знаем». А потом местный журналист говорит: «Так они же сами открыли калитку беженцам».

Чтобы вы понимали, сейчас беженцы находятся в нейтральной зоне у границы с Беларусью. Сюда просто так никто попасть не может.

– Как вы считаете, есть вероятность прорыва беженцев в Польшу?

– Если мигранты выставят вперед детей, то это возможно: никто не будет стрелять по детям!

 Нелегалы обосновались на нейтральной полосе. Фото: Андрей Павловский.Нелегалы обосновались на нейтральной полосе. Фото: Андрей Павловский.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

С начала ноября на белорусско-польской границе резко обострилась ситуация с беженцами. Жители Ближнего Востока прибыли в Минск, чтобы перебраться через Беларусь в Евросоюз. 8 ноября тысячи мигрантов направились к польской границе. Министр-координатор спецслужб Польши Станислав Жарын заявил о начале крупнейшей попытки силового вторжения в Польшу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.