Сердечная болезнь Романа Насирова,  приключившаяся с ним в ночь визита детективов НАБУ, вызывает у публики больше иронии, чем сострадания. И не человеческая черствость тому виной. Обмороки, инфаркты, острые скачки давления, которые случаются с подозреваемыми во время задержания, суда по мере пресечения или во время судебного следствия давно превратились в отработанную технологию защиты. “КП” в Украине” решила составить топ-5 великих больных.

1.Экс-министр Николай Рудьковский

Бывшего министра транспорта Николая Рудьковского здоровье резко подвело, когда его заключили в СИЗО по обвинению в растрате бюджетных денег. На заседания суда Рудьковского привозили в инвалидном кресле, пока  Апелляционный суд Киева не принял решение выпустить его на подписку о невыезде.

Судебное следствие по “делу Рудьковского” длилось с 2008 по 2010 год. Суд закрыл уголовное дело против экс-министра.

2.Беглый ректор Петр Мельник

В день задержания (27 июля 2013 года) ректор Государственного налогового университета находился в своем рабочем кабинете и выглядел достаточно бодрым. Однако ночь он провел в реанимации Бучанской больницы с резким приступом гипертонии. В суд Мельника привозили в инвалидном кресле, на заседании он терял сознание. Вместо СИЗО получил домашний арест и сбежал, сбросив электронный браслет.

3.Глава “УКРОПа” Геннадий Корбан

Лидеру партии “УКРОП”, которого обвини в хищении 40 миллионов гривен, резко стало плохо на заседании по избранию меры пресечения. По скорой помощи политика госпитализировали в кардиологию. В дальнейшем на суд он являлся на ставшей традицией инвалидной каталке и был отпущен под домашний арест.

4.Народный депутат Игорь Мосийчук

Рада позволила арестовать парламентария после того, как в зале показали видео, которое компрометировало Мосийчука. Депутат из СИЗО оспаривал свой арест и во время заседания внезапно ощутил резкое недомогание. Сценарий тот же – скорая, больница… Мосийчука обследовали в институте Шалимова и стали готовить к операции. 15 ноября 2015 года Печерский суд не продлил окончившийся срок ареста Мосийчука. И он пошел на поправку.

5. Мажор Калиновский и “Азовец” Краснов

Эти молодые здоровые с виду мужчины не являются ни чиновниками, ни политиками. Не брали взятки, не расхищали казну. Сергей Калиновский погубил в ДТП двух человек, боец “Азова” Станислав Краснов был обвинен в шпионаже. Однако оба по примеру “старших товарищей” применили в судах технологию обморока и вызова скорой. Калиновского это спасло от продления ареста, Краснов получил домашний арест.

Комментарий юриста

– Человек, которого подозревают в преступлении, имеет право защищать себя. Представиться  тяжелобольным – это одна из форма защиты, – говорит адвокат Иван Либерман. – Резонансные процессы всегда освещают телеканалы. Большая половина телезрителей – это женщины, у которых срабатывает материнский инстинкт: жалеть и защищать. И судье на подсознании неловко выглядеть в глазах женщин этаким “зверем”.

Адвокат отмечает, что по нашему законодательству держать человека под стражей без судебного доказательства можно не больше 72 часов. Вручать подозрение – не позже чем за три часа до начала суда. Срок на самом деле не так велик и оставляет возможности для маневров.

– Защитник может представлять прокурора извергом, заявлять отводы судье, стенать, что больному клиенту не оказывают медицинскую помощь или оказывают ее некачественно. То есть активно создавать картинку издевательств судебной системы над человеком, – отмечает Иван Либерман. – А на самом деле главная цель – это затянуть процесс, чтобы истекло время, отпущенное на предварительное задержание. Или чтобы клиент избежал СИЗО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.