Глава Луганской областной военно-гражданской администрации (ЛОВГА) Георгий Тука, уже получивший на Луганщине прозвище «Железный Тука», подтвердил информацию об уголовном преследовании офицеров ВСУ за «крышевание» контрабанды в зоне АТО.

«У меня нет своих и чужих. Сидеть будут все», – заявил Тука в интервью «Украинской правде».

По его словам, когда речь идет о контрабанде на Донбассе, опускаются две важные вещи.

«Во-первых, это контрабанда в прифронтовой зоне. А во-вторых, мы всегда в первую очередь думаем о материальной составляющей, о цифрах. В чем принципиальное отличие контрабанды на Закарпатье и здесь? В процесс контрабанды здесь вовлечена масса военнослужащих, в том числе и высочайшего ранга. Опасность не в том, что перегнали фуру и поделили бабки. Если бы только в этом, то я бы, может, смотрел на это не сквозь пальцы, но не с такой лютой ненавистью. Все дело в том, что с той стороны работают высокопрофессиональные сотрудники ФСБ. Они на своей шкуре прошли все тоже самое в течение двух чеченских кампаний. Этот прием использовали против них чеченцы, когда нищих офицеров начинали подкупать, а заканчивалось просто тупым сливом воинских подразделений, когда целые батальоны командиры сознательно заводили под артиллерийский огонь», – рассказал Тука.

Он подчеркнул, что технология отработана.

«Сначала человеку дают раз-второй-третий заработать, потом из него начинают высасывать секретную информацию, а потом он просто оказывается на крючке. И доходит до такого идиотизма, что наши тупоголовые офицеры даже не понимают, чем они рискуют, когда они оплату за свои услуги получают частично наличными, а частично на свои именные карточки. И в результате им элементарно ставится ультиматум: «Друг, вот твоя карточка с банковской выпиской. Или ты отправляешься на подвал на Владимирскую, или ты начинаешь с нами работать». Есть факты братания, есть факты договорняков – это все уже есть», – отметил глава ЛОВГА.

Он также сообщил, что уже возбуждено «порядка 12-15 уголовных дел».

«Я не знаю, просто чтобы в терминологии не путаться, это уголовные или не уголовные дела, хозяйственные, но открыто производство, как говорится. Несколько раз машины дивным образом возгорались… Один раз какой-то неопытный молодой водитель на тяжелой бронетехнике неудачно разворачивался и проехался по таким машинам. Мне докладывают, что существенно возросли цены за услуги по провозу. Мне называют цифру со 100 тысяч до 200 гривен за фуру.

В тоже время, Тука не скрывает, что подтверждения участия военнослужащих в контрабанде «найти крайне тяжело, потому, что опять-таки все сводится к косвенным показаниям».

«Чаще всего если удается задокументировать процесс, то ответственность на себя берут командиры среднего звена. Как правило, это командиры батальонов. И дальше комбригов они сдавать не хотят. Но я скажу честно, что с ними начинают работать. Эти люди заигрались, и они откровенно не понимают всей меры ответственности. Когда один из комбатов узнал, что за такую деятельность предусмотрено наказание от 6 или 7 лет, он реально потерял дар речи. Его отвели в камеру, чтобы он продолжал думать», – рассказал глава ЛВГОА.

Источник: crime.in.ua

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.